vmuzey2

Banner

voina pobeda pamiat

30

online zaiavka

Muzei mer

muz na ras

predmetnii razgovor

lekcii2

muzeinaia igroteka

baner vistavki

god pamiati

Koronavirus

gos katakog

versia slabovid

Сентябрь, 2022
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

К 100 – летию со дня рождения академика Яненко Н.Н.

MEROPRIATIE

Тематический час
«Академик Н.Н. Яненко. Листая прошлого страницы…»

  22 мая 2021г. исполняется 100 лет нашему земляку (родился в г. Каинске (Куйбышеве) Новосибирской области), Герою Социалистического Труда, Лауреату трех Государственных премий СССР, директору Института теоретической и прикладной механики СО АН СССР, академику Николаю Николаевичу Яненко.
  Работы Н.Н. Яненко и его учеников оказали существенное влияние на развитие ряда приоритетных областей математики и механики, особенно численных методов решения задач механики сплошной среды, и получили признание как в России, так и за рубежом. В числе его многочисленных учеников академики А.Н. Коновалов, Ю.И. Шокин, В.М. Фомин.
  Николай Николаевич Яненко – участник Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг., воевал на Волховском, Ленинградском, 2-м и 3-м Прибалтийских фронтах, участвовал в прорыве и ликвидации блокады Ленинграда. Войну окончил в звании лейтенанта. Награжден боевыми наградами: орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Заслуги ученого отмечены также тремя орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, медалями.

1

  Ранее Музейный комплекс г.Куйбышева публиковал биографические материалы Яненко Н.Н., написанные на основе отдельных воспоминаний коллег, учеников, друзей и близких Николая Николаевича.

Тематический час
«Я своими горжусь земляками. Академик Н.Н. Яненко»:
http://museumcomplexnso.ru/index.php/513-100-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-akademika-n-n-yanenko

Тематический час
«Н.Н. Яненко – земляк, солдат, ученый»:
http://museumcomplexnso.ru/index.php/543-k-100-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-akademika-yanenko-n-n

  Темой его исследований стала классическая проблема дифференциальной геометрии – проблема изгибания поверхностей в n-мерном евклидовом пространстве – введённая в научный оборот Эли Жозефом Картаном. До Н.Н. Яненко полноценно данный вопрос советскими учёными не рассматривался; также сферой его интереса являлись нелинейные дифференциальные уравнения.
  С 1948г. аспирант начинает работать в группе выдающегося учёного академика Андрея Николаевича Тихонова в отделении прикладной математики АН СССР. Группа занималась вопросами газодинамики, решая, в том числе, оборонные задачи: расчёты вой советской водородной бомбы (РДС-6с). Позднее (в 1953г.) Н.Н. Яненко был удостоен за их разрешение Сталинской премии третьей степени. В 1949г. защитил кандидатскую – «О некоторых необходимых признаках изгибаемых поверхностей в n-мерном эвклидовом пространстве», в 1954г. – докторскую диссертацию – «К теории вложения римановых метрик в многомерном эвклидовом пространстве». Наиболее полно результаты последней были опубликованы в третьем томе «Трудов Московского математического общества». В 1948 – 1953 гг. – младший, а затем старший научный сотрудник Геофизической комплексной экспедиции Геофизического института Академии наук СССР, в июле 1953г. – октябре 1955г. – старший научный сотрудник и одновременно учёный секретарь отделения прикладной математики Математического института АН СССР. Проведённые им исследования асимптотических свойств и приближённых решений обобщённой модели Томаса – Ферми были фактически выми в мире и легли в основу построения интерполяционных формул уравнения состояния вещества в широком диапазоне давления и температур.
  С октября 1955г. по ноябрь 1963г. руководил в качестве начальника математического отделения создаваемого на Урале НИИ-1011 (затем ВНИИП, Челябинск-50, 70 и позднее – РФЯЦ-ВНИИТФ им. Е. И. Забабахина) научным коллективом, занятым решением прикладных научно-технических зада. Им были, в частности, проведены аналитические исследования нелинейных систем уравнений с частными производными. Созданный им метод нахождения точных решений нелинейных уравнений (метод дифференциальных связей) получил широкое признание. На его основе был найден целый ряд новых точных решений уравнений газовой динамики.
  Этому времени в биографии Н.Н.Яненко следует уделить особое внимание.
  Годы учебы и работы Н.Н. Яненко в Москве (1946 – 1955 гг.): В декабре 1945г. Н.Н. Яненко был демобилизован в звании лейтенанта и в феврале 1946г. поступил в аспирантуру механико-математического факультета Московского государственного университета, где становится учеником известного геометра П.К. Рашевского, с которым познакомился ещё в Томске во время учебы в университете (П.К. Рашевский работал в вузах Томска во время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.) и активно переписывался в военные годы.
  …Московская жизнь после демобилизации началась у Николая Яненко с путешествия от вокзала до дома профессора Рашевского. Петр Константинович, Наталья Михайловна и две их дочки – Лена и Лиза – встретили Николая как самого близкого человека. Из воспоминаний Е.П. Рашевской. «В нашем доме Николай Николаевич появился вскоре после окончания войны. Был он в военной форме, в гимнастерке и в сапогах. Очень веселый, жизнерадостный. В Москве ему первое время негде было жить, поэтому несколько дней он ночевал у нас. А так как жили мы все тогда в одной комнате, то ему досталось место на полу, у пианино, можно сказать, под клавиатурой».
  Николаю предстояло сдать вступительные экзамены в аспирантуру. Для этого надо было прежде всего найти жилье. Опять помогли Рашевские: их родственница согласилась приютить будущего аспиранта. Это была Вера Михайловна Арнольд, происходившая из старинной семьи потомственных интеллигентов-народников, разносторонне образованная и в то же время простая, скромная и спокойная женщина, вдова писателя Бориса Житкова.
  Она занимала одну просторную комнату в большой коммунальной квартире. Новый жилец пришелся по душе и ей, и соседям. Он был приветлив, доброжелателен, неприхотлив. Спал на тюфячке в углу комнаты, прямо на полу, так как мебели у Веры Михайловны за войну почти никакой не осталось, и единственный топчан служил кроватью ей самой. Зато Николаю был выделен стол – небольшой на гнутых ножках и старинное кресло с подлокотниками. А больше он ни в чем не нуждался!!!
  Жили очень просто, все делили поровну. Кто первый приходил домой, ставил на газ чайник. Если удавалось достать что-нибудь посытнее обычного пайка – устраивалось настоящее пиршество. Иногда в нем принимали участие и новые друзья Николая – аспиранты – люди молодые, но бывалые, веселые, боевые. Случалось и так, что квартирант засиживался где-то в их кругу и возвращался домой в потемках. Но Веру Михайловну не беспокоили это, ведь она видела, как много работает Николай, как упорно осваивает он полузабытый, совсем забытый, незнакомый вовсе материал, чтобы «ровно вспаханное поле глубоких знаний» было готово «к севу» его собственных мыслей и новых идей.
  Из воспоминаний Веры Михайловны Арнольд: «…Я удивлялась и радовалась его тяге к знаниям, его уже богатому культурному багажу. У меня и Петра Константиновича было много книг на иностранных языках, и он все время что-нибудь из них читал. Например, помню, что внимательно изучал дневник секретаря Анатоля Франса. Любил прочитанное обсуждать со мной. Сам он, кстати, тоже вел дневник и в шутливом стиле записывал туда свои мысли и наблюдения. Часто, смеясь, зачитывал отдельные строки вслух».
  Не забывал Николай навестить и Рашевских – эти посещения скоро вошли в обычай. Вспоминает Е. П. Рашевская. «Мы с сестрой встречали его с полным восторгом, потому что он не только разговаривал с Петром Константиновичем, но и играл с нами: поднимал нас на плечи, швырял под потолок, крутил-вертел вниз головой. Мы визжали от удовольствия. Он говорил, что очень любит цирк, и что они с братом даже собирались стать профессиональными акробатами. От него веяло тогда жизнерадостностью, силой. Он был очень-очень настоящий человек. Ведь всему, чего добился, он был обязан только самому себе».
  Занятия шли успешно, хотя не сразу вернулись навыки, полученные им за время учебы в университете и если не совсем потерянные за годы войны, то все-таки сильно пострадавшие. Опять началась для Николая голодная жизнь – до отмены карточек было еще далеко, скудного пайка при усиленных занятиях явно не хватало.
  Но все отступало перед желанием достичь поставленной еще в юношестве цели – заниматься наукой. Учиться дальше – вот что это означало тогда, в начале 1946г. Поступление в аспирантуру было сопряжено с напряжением всех духовных и физических сил. В это же время пришла горькая весть: в Новосибирске умерла его мама, Наталья Борисовна, так и не повидавшись с любимым младшим сыном. Николай тяжело переживал утрату. Ведь мама сделала все возможное и невозможное, чтобы дать ему, единственному из всей семьи, образование. И она не успела увидеть плоды своих трудов, не могла порадоваться тому, что сын Николай успешно выдержал экзамены в аспирантуру в феврале 1946г.
  После сдачи экзаменов он сразу же перебрался в общежитие на Стромынку, где жили тогда студенты и аспиранты МГУ, народ молодой, но уже видевший в жизни очень многое, кроме учебников и университетских аудиторий.
  Из воспоминаний Ивана Лукича Меняйло, бывшего аспиранта философского факультета МГУ: «В первые послевоенные годы немалую часть аспирантов составляли бывшие фронтовики. Сменив фронтовые дороги на учебные аудитории, они, истосковавшись по учебе, стремились использовать все, что могло утолить жажду знаний: книги, лекции, семинары. Это была поистине особая когорта аспирантов. Их отличала высокая требовательность к себе и другим, глубокая идейность, закаленная в огне сражений с гитлеровскими захватчиками, принципиальность в суждениях, страстное желание наверстать упущенное и овладеть высотами своей науки, несмотря на материальные невзгоды... Я был старостой комнат и помню, как примерно через два месяца в комнату вошел молодой человек лет двадцати пяти и ради шутки вытянулся передо мной, отдал честь и подал отношение о вселении, спросив при этом: «Разрешите вселиться, товарищ староста?»

2

  Это был Николай Яненко, тоже из бывших фронтовиков. На нем мешковато висела потрепанная, видевшая виды шинель, а под нею далеко не новые гимнастерка и брюки. Кирзовые сапоги были с такими широкими голенищами, что ноги в них свободно «торчали», подобно стеблю какого-либо цветка в сосуде с широким горлышком. По комплекции он выглядел немного ширококостным, но худым; лицо скуластое, с впалыми щеками; лоб широкий, почти квадратный, немного покатый вверху; нос средний, вздернутый.
  И.Л. Меняйло продолжает: «...Шли дни за днями и мы лучше узнавали друг друга. Аспирант Николай Яненко был симпатичен всем нам. Скромен, прост, полное отсутствие чего-либо, похожего на велеречивость. Во время споров прорывалась у него иногда некоторая горячность, повышенная эмоциональная реакция на замечания собеседника, если они противоречили его убеждениям. Но характерно, что при этом я не слышал от него ни по отношению к себе, ни по отношению к другим товарищам какого-либо грубого, оскорбляющего человеческое достоинство слова. Ценили его также за исключительное трудолюбие, одержимость, собранность, целеустремленность, за стоически равнодушное отношение к материальным лишениям того времени. Он прежде всего был увлечен своим делом, математикой, работал очень много и напряженно. Об этом свидетельствовала такая черта его образа жизни: чаще всего именно он раньше всех нас отправлялся в библиотеку и позже всех возвращался».
  Н. И. Гаврилов, товарищ Н. Н. Яненко но аспирантуре механико-математического факультета МГУ, профессор, продолжает: «…Помню, что все три года учебы Николай Николаевич неизменно летом и зимой ходил в одном и том же своем военном кителе. Но зато как мы тогда работали! Такое понятие, как свободное время, просто отсутствовало. Но и в этой работоспособной компании Николай Николаевич отличался своим трудолюбием. Обычно он целый день проводил в университетской библиотеке, а к концу дня, вернувшись в общежитие, как ни в чем не бывало, говорил, что в вагоне метро от «нечего делать» разбирал научную статью и почти всю ее разобрал, осталась самая мелочь. Он быстро выпивал стакан чая, иногда кипятка без заварки, с хлебом, и начинал разбирать эту «мелочь» до поздней ночи. Работа давала нам все, в том числе улыбки и оптимизм. В какой-либо службе хорошего настроения мы тогда не нуждались».
  А. М. Васильев: «Нужно особо подчеркнуть, что занимаясь задачами вычислительной математики, Николай Николаевич сумел довести до логического конца свои исследования по признакам изгибаемости поверхностей многомерного евклидова пространства, получив фундаментальные результаты и создав законченную теорию в этой области. Эти результаты были оформлены в виде докторской диссертации…».

3

  Всегда интересно узнать что-то новое о начале большого и важного дела, тем более когда речь идет о такой области науки, как вычислительная математика. Приведем воспоминания академика А.А. Самарского и докторов физико-математических наук, сотрудников НИМ им. М.В. Келдыша АН СССР В. Я. Гольдина и Б.Л. Рождественского. Они вместе с Н.Н. Яненко начинали когда-то работать в отделе академика А.Н. Тихонова. Изложением их беседы мы и завершим раздел, посвященный московскому периоду жизни Н. Н. Яненко.
  A.А. Самарский: «Тогда была молодость, жизнерадостность, сознание большого, важного дела, которым мы занимались – все это приводило к тому, что мы жили в большом тонусе, с полным напряжением всех своих сил. И очень много работали. Н. Н. стал особенно активно участвовать в наших делах после защиты своей кандидатской диссертации в 1949 г. Нужно было исследовать некоторые задачи газодинамики, и я попросил его это сделать. Он увлекся и со свойственной ему тщательностью провел исследования многих вариантов, затем читал лекции по газодинамике для сотрудников отдела, так как мы решили образовывать наших вычислителей.»
  B.Я. Гольдин: «Хочу отметить еще одну особую черту характера Николая Николаевича – его постоянную потребность и способность учиться чему-то новому…»
  В. Л. Рождественский: «… На меня наибольшее впечатление всегда производило это его умение одновременно и учиться новому, охватывая обширную область, дотоле неизвестную, и много работать по освоенному направлению. Когда Николай Николаевич попал в группу А.Н. Тихонова и А.А. Самарского, ему пришлось практически заново изучить ряд разделов математики и механики. И он за это взялся. Одновременно продолжалась интенсивнейшая работа по геометрии. На рабочем месте этим заниматься было нельзя, невозможно ни физически, ни морально, но он учился, успешно работал, вел исследования в своей любимой области. А здесь еще и создание семьи, маленькие дети, и очень нелегкий быт – ну, словом, нагрузки были очень большие. Я не могу подобрать слов, чтобы описать трудности, которые ему тогда пришлось преодолевать, и его умение бороться с ними. Конечно, он был молод и полон сил, но это очень редкий случай, чтобы абстрактный математик, геометр, мог так профессионально, так быстро войти в чуждую ему тогда область науки и добиться в ней значительных результатов.»
  Все рассказанное в этих эпизодах кажется несущественным, но на самом деле в воспоминаниях мелочей нет, такие детали открывают путь к пониманию человеческого характера. Вот здесь, на мой взгляд, сказалась способность Николая Николаевича предельно концентрировать свое внимание и умение расслабляться. А это очень ценные качества для исследователя.
  Н. Н. Яненко в 1957г. переехал с семьей из Москвы в в г.Снежинск на Урале, где его ждала работа в только что созданном вычислительном центре. Однако то, что было связано с Москвой, – его друзья, учитель, сотрудники и знакомые – навсегда вписалось в его жизнь.
  «Мне кажется, что Николай Николаевич за всю жизнь ни разу не изменил самому себе и но своей сути остался все таким же, каким был и в то далекое время своей молодости. А это очень и очень непросто...» – этими строчками из письма Е.П. Рашевской к жене Н.Н. Яненко мы и хотим завершить описание московского периода жизни ученого.

4

  Первый научный коллектив: Очень важный, интересный и «многомерный» в научном плане этап деятельности Николая Николаевича Яненко – это его работа с первым научным коллективом – здесь очень важно оценить высокую степень ответственности, лежащей на его плечах, и осветить прекрасный психологический климат, созданный им для своих учеников и помогающий молодым ученым расти и крепнуть. Сейчас попытку рассказать об этом далеком и замечательном времени мы сделаем с помощью воспоминаний самого Николая Николаевича и его первых сотрудников.

5

  Рассказывает Н. Н. Яненко. «Как все начиналось? В конце 1955г. я был старшим научным сотрудником Института прикладной математики АН СССР, работал в отделе А.Н. Тихонова. Ко мне обратились Д.Е. Васильев и К.И. Щелкин с предложением возглавить математическое подразделение вновь создаваемого отраслевого научно-исследовательского института. Мне было тогда 34 года, я имел некоторые знания в области дифференциальной геометрии, математической физики и газовой динамики и даже, можно сказать, по некоторым вопросам теоретической физики, например по уравнениям состояния. Однако я не имел достаточных знаний численных методов. Тем не менее я согласился, потому что знал: необходимо решать важные задачи, создав новый коллектив высококлассных специалистов. Прежде всего я предпринял усилия по подбору молодых специалистов. Мне повезло: я смог отобрать сильные кадры, в первую очередь, благодаря Ленинградскому университету: отсюда я получил основной контингент математиков и механиков. Затем шли москвичи, были студенты и из других университетов, всего – более 40 человек. Я был очень доволен этими молодыми людьми».
  Вспоминает Ю.Я. Погодин: «…Нас, нескольких студентов четвертого курса мехмата МГУ, пригласил заведующий кафедрой, академик С.Л. Соболев и сказал, что с нами хочет побеседовать о нашей будущей работе один товарищ, Н.Н. Яненко, тоже имеющий отношение к вычислительной математике. Эту беседу я запомнил на всю жизнь. Было это, если не ошибаюсь, весной 1955г. Я тогда занимался кубатурными формулами (приближенное вычисление кратных интегралов) и методом прямых в математической физике. Будущая работа мне казалась еще далекой, и я о ней, честно говоря, много не думал. Николай Николаевич буквально за несколько минут сумел показать нам и важность, и интересность нашей будущей деятельности. И главное, – значение честности и добросовестности и в учении, и в работе. Важно не только много знать, по и уметь… Главное – уметь. Потом я уже понял, почему он говорил об этом. В первые годы совместной работы он казался многим чересчур требовательным и строгим. Нас, естественно, волновали бытовые вопросы, а у него на первом плане была работа. Спустя много лет он признавался сам, что поступал так сознательно, так как всегда считал, что слишком хорошие условия сразу, когда человек еще их не заслужил, приносят мало пользы».
  Все сложности переживались всеми вместе и не случайно в следующем отрывке из своих воспоминаний Н. Н. Яненко так часто говорит «мы». «В первую очередь встал вопрос об учебе. Бесспорно, ребята знали – в общем хорошо – высшую математику, но численный анализ и газовую динамику они, несомненно, знали недостаточно. Осенью 1956г. нас приютил Институт прикладной математики, примерно полгода мы там стажировались. Теперь мне трудно представить, как это могло происходить: в одной комнате помещалось 40 молодых людей! Конечно, работали посменно. Условия были довольно трудные, но мы работали с большим задором. Составлялись первые программы, читались лекции, принимались экзамены. Может быть, я вызывал недовольство молодых специалистов, но довольно жестко их обучал и требовал сдачи всех экзаменов и приобретения необходимых знаний, чтобы они стали настоящими инженерами».

6

  Вспоминает В.Е. Неуважаев: «Н. Н. Яненко сразу же создал среди набранной молодежи атмосферу активной учебы и поиска. Читались лекции, сдавались спецкурсы, проводились семинары. Вскоре появились первые научные результаты. Активно работал реферативный семинар, который вел Николай Николаевич. Он сам следил за всеми новинками и приучал к этому и нас. Мне приходилось довольно часто выступать на семинаре с разбором чужих результатов. Порой это начинало надоедать, потому что хотелось сделать что-то самому. Но Николай Николаевич открыто высказывал свое неудовлетворение, если докладчик поверхностно знакомился с материалом».
  Молодые специалисты, несмотря на трудности – а здесь были и жилищная неустроенность, и нелегкие условия работы, и жесткие временные рамки, – не подвели своего научного руководителя. В воспоминаниях Николая Николаевича читаем: «Они все успешно прошли начальную подготовку, и как только на месте нашей будущей работы было построено жилье, мы все переехали туда. Это было уже в 1957г. Все поселились в одном доме с минимумом удобств. Но молодежь не унывала, в доме всегда стоял непрерывный хороший деловой шум. Все делалось с большим энтузиазмом. И конечно, мы с жадностью набросились на задачи, которые стояли перед нами. Вся молодежь стала вариться в общем котле нашего института, решая большие и важные задачи. Вот таким было начало».
  В. А. Сучков: «Первая серьезная работа Н.Н. Яненко с новым коллективом – создание разностного метода для решения двумерного уравнения теплопроводности. В то время задачи с распространением тепла считались плохо, приходилось сильно уменьшать временной шаг. Методика счета учитывала одно, основное, направление распространения тепла неявно, другое – явно, разностные уравнения решались одномерной прогонкой. А по предложению Н. Н. Яненко была написана схема, в которой и второе направление учитывалось неявно. В современной терминологии это был метод ППП (продольно-поперечной прогонки). В 1968г. новая схема была вставлена в программу, и это позволило увеличить шаг интегрирования в 100 раз, сосчитать ряд интересных задач. Затем метод ППП был успешно использован и в других программах.
  Этот эпизод характеризует Н. Н. Яненко как ученого, который очень внимательно относился к запросам практики. Таким он оставался всю жизнь. Со временем практика показала, что применение метода ППП имеет ограничения. Николай Николаевич предложил схемы расщепления, что явилось качественным скачком в развитии разностных схем. (На промежуточных шагах отказывались от аппроксимации.) Метод расщепления получил широкое распространение в решении различных задач математической физики. Но его сложность заключалась в постановке граничных условий. В этой связи интересен такой эпизод. Когда появилась работа Е. Г. Дьяконова, где было высказано утверждение, что метод расщеплений применять нельзя, так как там нет аппроксимации на границе, мы несколько часов разбирали эту работу. Вздохнули с облегчением, когда после напряженного труда удалось обнаружить в ней ошибку. Николай Николаевич был очень рад, что удалось отстоять метод расщеплений (несмотря на внешнюю суровость, он умел радоваться). Автор доставил нам неприятные переживания, но привлек внимание к серьезному вопросу – постановке граничных условий для метода дробных шагов. И в редакцию журнала, опубликовавшего работу, мы направили доброжелательное письмо…»
  Работа коллектива математиков под руководством Н.Н. Яненко была неразрывно связана с работой ЭВМ – первого помощника вычислителя, но и первого его оппонента. Чрезвычайно интересно и важно отметить, что уже на том этапе общения с тогдашними маломощными машинами Н.Н. Яненко наметил перспективные разработки сложных вычислительных проблем, которые стали доступны для решения только годы спустя. Особо хочется подчеркнуть его живой, неподдельный интерес к проблемам развития вычислительной техники, редко встречающийся у математиков-непрограммистов даже сейчас. Николай Николаевич, в отличие от многих руководителей вычислительных работ, проявлял внимание к труду и инженеров-машинников, и программистов.
  В его воспоминаниях тепло говорится о работе коллектива специалистов, налаживающих ЭВМ для первого пуска: «Тут нужно сказать о внедрении машины (ЭВМ), о том, как мы приступили к работе с ней. Первая ЭВМ была получена тоже в 1957г. Она налаживалась в самых тяжелых условиях. Труд по установке машины был просто героическим. Коллектив инженеров-машинников оказался чрезвычайно сильным и хорошо подготовленным. Люди были молодые, полные задора. Еще не было достроено здание, стены были сырые, но машина уже начала работать».
  Вспоминает В. А. Шурыгин: «Николай Николаевич одним из первых предложил использовать универсальную вычислительную машину для проведения буквенных выкладок, и порученная мне работа в этом направлении составляет заметную веху в моей научной биографии. Но развернуть эту работу в полной мере в те годы не было возможности – слишком мала была оперативная память машин, не хватало их быстродействия, слишком много труда требовала кодировка и расшифровка буквенных выражений, так как терминалов, позволяющих работать непосредственно с буквенной информацией, тогда еще не было. В те годы многие из этих трудностей можно было бы обойти созданием специализированной машины для вычислений в буквах, идея создания такой машины и была высказана Николаем Николаевичем. Но до реализации дело не дошло. Развитие же вычислительной техники в последующие годы позволило успешно применять для буквенных выкладок и универсальные машины; работы в этом направлении осуществлялись под руководством Николая Николаевича в новосибирском Академгородке».
  В 1960г. был образован научно-технический совет (НТС) математического подразделения с двумя секциями. Председателем НТС и секции вычислительной математики был назначен Н.Н. Яненко. В числе главных задач НТС было планирование и руководство научно-производственной деятельностью и всемерное содействие разработке и внедрению новых расчетных методов и модернизации ЭВМ…
  Н. Н. Яненко был одним из первых, кто понял важность и актуальность выработки технологии создания программ и технологии проведения расчетов на ЭВМ и относился к этим вопросам как к научной проблематике, требующей самого серьезного изучения. Уже в 1962г. на одном из НТС он говорил о том, что возникает вопрос о технологии и организации проведения расчетов на машине, что помимо диспетчера, занимающегося чисто техническими вопросами, должен быть главный технолог, следящий за качеством программ, процессом запусков и отладок, за всем процессом «прохождения» задачи. Широта научных интересов, эрудиция и интуиция помогли Николаю Николаевичу уже тогда, на заре эры вычислительных машин, верно угадать перспективу развития новой области знания. Такие направления как «машинная диагностика» и «системное программирование» оформились много позже…
  …С первым коллективом, конечно, связи особенно прочные. Здесь родился метод дробных шагов – в его создании принимали участие В. А. Сучков, Ю. Я. Погодин, Н. Н. Анучина, ряд других сотрудников. Здесь появились новые схемы интегрирования уравнений газовой динамики. Это схемы В. Ф. Куропатенко, В. Е. Неуважаева, В. Е. Фролова. Доказывались теоремы, разрабатывались новые алгоритмы….

Продолжение следует…

 (Подготовлено по материалам фондовой коллекции «Личный архив Н.Н. Яненко» основного фонда Музейного комплекса г. Куйбышева)

Н.В. Штырова. К 95-летию Николая Николаевича Яненко:
https://www.youtube.com/watch?v=xY8Z1cCpw9g&t=344s

 Экскурсия в мемориальный музей Н.Н. Яненко:
https://www.youtube.com/watch?v=BZdhAbInvD8

Виртуальный музей Н.Н. Яненко:
http://yanenko.vixpo.nsu.ru

Подбор материала – И.Н. Гайер,
начальник научно-просветительного отдела

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Copyright (c) МКУК "Музейный комплекс" 2018 Все права защищены.
Designed by olwebdesign.com