derevnia

shnaider2

mart 2024

vmuzey2

Banner

afisha222

voina pobeda pamiat2

SVO2

Muzei mer

muz na ras

predmetnii razgovor2

lekcii2

muzeinaia igroteka

baner vistavki

versia slabovid

Март, 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

gos katakog

Онлайн – лекция «Московско-Сибирский тракт и дорожная система Сибири. Каинск.»

Московско-Сибирский тракт – старинный сухопутный маршрут из европейской части России через Сибирь к границам Китая.

1

  12 (22 ноября) 1689г. вышел царский Указ об учреждении пути, соединяющего Центральную Россию с Сибирью, однако обустройство тракта началось только в 1730 г. и было закончено в середине XIXв., до этого из-за отсутствия дорог в основном использовались речные пути.
  Сибирский тракт был самой длинной в мире сухопутной дорогой, но при всей своей длине это был наиболее короткий путь, связавший восточные окраины Российского государства с центром. По тракту шёл весь поток торговых перевозок из России в Сибирь, Китай и обратно. Сибирский тракт проходил из Москвы через Муром, Козьмодемьянск, Казань, Осу, Пермь, Кунгур, Екатеринбург, Тюмень, Тобольск, Тару, Каинск, Колывань, Томск, Енисейск, Иркутск, Верхнеудинск, Нерчинск до Кяхты (на границе с Китаем). В начале XIX века путь тракта изменился на более южный: от Тюмени он шёл через Ялуторовск, Ишим, Омск, Томск, Ачинск и Красноярск до Иркутска и далее как ранее.

2

  Сибирский тракт возник не сразу. До Ермака никаких наезженных путей в Сибирь не существовало. Сношения новгородцев с Сибирью, их походы в Юргy и за «самоядь» пролегали, в основном, по воде и разным волокам. С конца ХVI в. от Москвы в Сибирь путь пролёг несколько южнее –  через Вологду, Великий Устюг на Соликамск и Чердынь. От Соликамска двигались вверх по притокам Камы до реки Тавды, оттуда спускались к Тобольску. Доpoгa эта была «слишком длинна и окольна». В конце ХVIв. были предприняты попытки нового, более короткого пути, для чего в Сибирь направлялись специальные люди – «сыщики». Более удобный путь был открыт в 1597 г. Лучшее направление предложил промышленный человек Артемий Бабинов. Бабиновский путь шел от Соликамска через Верхотурье и Тюмень, далее до Тобольска – летом по рекам Туре и Тоболу, зимой через Ирбит и Туринск и по льду названных рек. Этот путь был корочe на 2 тыс. верст. B I598 г. после постройки Верхотурского острога эта дорога была объявлена правительственным трактом.
  Места, через которые прокладывались первые сухопутные пути, вероятно, менялись и зависели от времени года и погоды. Со временем проложенные пути становились постоянными проселочными дорогами.
  Точную дату начала строительства Сибирского тракта назвать невозможно, поскольку отдельные его участки возводились и осваивались в разное время. Создание тракта, несомненно, связано с развитием в Российской империи почтовой связи. В первой половине ХVIIIв. правительством был издан ряд указов об организации почт в Европейской части (1720г.) и в Сибири (1724г., 1731г.). Однако, на основании данных указов почтовое сообщение в России не было организовано. В 1733г. Сенат издаёт новый Указ об организации перевозки почты между Москвой и Тобольском 2 раза в месяц, от Тобольска до Енисейска и Иркутска – 1 раз в месяц, а оттуда до Охотска и Камчатки – 1 раз в два месяца. Выполнение этого указа было возложено на руководителя Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга.
  Направляясь в экспедицию, он имел дополнительное поручение по налаживанию почтового тракта в Сибири – он обязан был по мере движения на Восток назначать станы, от которого и до которого места возить зимою и летом почту. Помощниками Беринга в этом деле были геодезисты Плаутин и Баскаков. По их распоряжению были заложены и поставлены верстовые столбы.

3

  К 1735г. первый правительственный тракт, пролегавший от Верхотурья, был выпрямлен и значительно укорочен. Теперь по Европейской части России он стал проходить через Владимир (раньше – через Вологду), затем Казань, Пермь, Кунгур, Екатеренбург, далее Тюмень (Верхотурье оставалось в стороне), Тобольск, Тару, Каинск, Томск, Красноярск, Нижнеудинск, Иркутск, Верхнеуденск, Якутск, Охотск, Верхнекамчатск, Петропавловский порт. Общая протяжённость тракта от Москвы составляла 12687 с четвертью верст.
  Как уже отмечалось, тракт в Сибири составлялся из ряда сухопутных дорог, самой старой из которых была дорога до Тобольска. Участок Тюмень – Тобольск был промерен и обеспечен ямщиками с 1601г., позже получил почтовые станции, Тобольско – Тарский участок к 1745г. имел уже 20 почтовых станций. Далее на восток от Тары до Томска шёл участок, который в начале 40-х годов ХVIIIв. был снабжён верстовыми столбами, а в 1761г. получил название тракта. Томско – Красноярский и Красноярско – Иркутский участки возникли между 1726 и I731 гг., проведение их стало возможно после установления безопасности этих мест в связи с откочёвкой на юг енисейских кыргызов, частичной заселённостью данных мест русскими крестьянами. Самые восточные участки Иркутск – Beрхнеудинск и Верхнеудинск – Нерчинск, а также путь на Кяхту долгое время были обеспечены лишь редкими зимовьями и частично оставались верховыми тропами. Со временем Московский тракт стал приспосабливаться к изменившемуся распределению экономических центров. Так, к началу XIXв. упало значение Тобольска. Главным городом Западной Сибири становится Омск. В связи с этим тракт направляется к югу, совершенно сгладив свой прежний северный изгиб. В XIXв. Сибирский тракт состоял из двух ветвей: одна выходила из Южного Урала (Оренбург, Омск, Beрхнеуральск), другая шла от северо-востока России через Пермь – Екатеринбург, соединяясь около Омска в одну дорогу, которая проходила по старому участку на Томск и далее.
  Устройство Сибирского тракта регламентировалось рядом правительственных документов. Так, в 1748 г. Сибирская канцелярия направила в Томск и Тару Указ с требованием «на тех дорогах, где больше проезжают всякого звания люди по нужнейшим делам, построить станции и зимовья, на каждом из коих должно находиться по 4 хороших лошадей». В 1822г. был принят Указ о содержании сухопутных сообщений в Сибири. В Уставе указывалось, что «дорога должна быть посередине возвышена до 2-х футов»,  мосты, имеющие длину более 20-ти саженей, должны быть не уже 3-х сажен», верстовые столбы ставятся при въезде в селения, где будут почтовые станции при «почтовых домах», «шлагбаумы устанавливаются на мостах, где учреждён денежный сбор с проходящих обозов», «на столбах прибивается табличка с указанием перевозной таксы».
  В 1862-1863 гг. Главным управлением путей сообщения был принят ряд циркуляров, в которых говорилось об устройстве трактов. В одном из таких документов было сказано: «Для приведения дорог в удобные к проезду состояния полезно:
  - придавать дорогам сим по их ширине поперечную профиль с возвышением середины дороги над общим её уровнем, и на этой возвышенной средней полосе устроить проезжую часть выпуклою поверхностью от середины к краям, дабы вода могла свободно в обе стороны стекать;
  - обратить особое внимание на улучшение этой возвышенной средней проезжей части, которую, смотря по надобностям местным, укрепить на ширине до 3-х саженей способом, наиболее соответствующем почве, например, в песчаном грунте вереском, ельником и глиной, в болотистых местах фашинником и, наконец, сверху песком, гравием или камнем;
  - необходимо обратить внимание на должное содержание в исправности и боковых продольных канав, а ровно и на отвод воды в них».
  В дополнении к этому циркуляру говорилось: «Если дороги имеют ширину от 10 до 15 сажен, то углубить существующие боковые канавы для свободного стока воды к пересекающим дорогу рекам, ручьям и оврагам или отвести воду в сторону. В местах, где было большое следование пешеходов, устраивать по внешней стороне за канавами для пешеходов валики, которых ширина может изменяться по количеству добытой из канав земли, самой дороге nридавать выпуклость с подъёмом по середине от 1/35 до 1/45 все ширины посредством срывки земли ближе к канавам и насыпи её по средней части дороги. Затем в местах, где бывает прогон скота, следует назначить для этих целей с боку дороги особую полосу шириной в шесть саженей. Ширина проезда при сухом и твердом грунте – 5 саж., при мягком и глинистом и чернозёме – 10 саж.. По низким и болотистым местам дорога должна возвышаться в виде полотна на фашинах (фаши́на – связка прутьев, пучок хвороста, перевязанный скрученными прутьями (вицами), верёвками или проволокой)  и потом засыпаться сухой землей. Ширина мостов, плотин, гатей – 4 саж. Ширина канав на твёрдом грунте 1,5 – 2 арш., на мягком – 3-4 арш., по болотам от 2 до 2,5 саж..».

4

  Таким образом, трактовая дорога представляла собой широкую накатанную грунтовую дорогу, возвышенную в середине и с канавами по обе стороны для отвода воды. Вдоль тракта вкапывались трёхметровые верстовые столбы. Они устанавливались через каждую версту, при почтовых станциях, селениях и мостах.

 Прогулка по Московско Сибирскому тракту к реке Омь:
https://www.youtube.com/watch?v=cyIIN8pQOjs&feature=emb_logo
(обращаем внимание – присутствует реклама)

5

г.Каинск. Ул. Большая (часть Московско-Сибирского тракта)

  Обустройство тракта вызвало к жизни новый тип планировки населённых пунктов – притрактовую застройку. Деревни и сёла, расположенные у тракта, имели двустороннюю застройку по обеим сторонам дороги и большую протяжённость. Их окраины отставали от центра на расстояние 1 – 2 км. Для создания большей компактности протяжённой улицы избы ставились обычно узкой стороной к дороге. Таким образом, на улицу выходили только торцы изб, амбаров и ворота. Центральная часть около церкви обычно расширялась за счёт дополнительных улиц, идущих параллельно тракту. Строительство Сибирского тракта способствовало дальнейшему заселению Сибири и явилось причиной создания большинства притрактовых населённых пунктов. Дорога строилась методами принудительной правительственной колонизации. На Сибирский тракт переселяли ямщиков из европейских регионов России, здесь же селили ссыльных, помещичьих крестьян, сданных в зачёт рекрутов, обживали эти места и вольные переселенцы из России и других районов Сибири. В ХVIIIв. Сибирская канцелярия предлагала воеводам привлекать для переселения на тракт крестьян и разночинцев. По мере развития тракта рос и приток к нему переселенцев. Постепенно он стал линией наибольшей густоты сибирского населения.
  Переселенцы на тракт на два года освобождались от всех пoвинностей, кроме подушной подати за то, что на них возлагалась перевозка курьеров и чиновников по службе. На крестьян притрактовых сёл и деревень после окончательного устройства тракта и заселения, кроме непосредственного его обслуживания, правительством были возложены дополнительные повинности, связанные с содержанием дороги, мостов, переправ, провозки воинских команд и прочее. Подсчитано, что натуральные и денежные повинности сибирских крестьян в 40 раз превышали расходы крестьян в Российских губерниях.
  Почтовое сообщение на тракте: Как уже упоминалось, организация государственной почтовой службы и почтового сообщения послужили одной из причин основания и устройства Московско-Сибирского тракта. Его строительство достаточно быстро оправдало ожидания правительства. Если в 1724г. почта из Москвы в Тобольск доставлялась один раз в месяц, то в 1734г. уже еженедельно, а в 1754 г. – 2 раза в неделю. На развитие почтовых сообщений на Руси отчасти имело влияние многолетнее господство татар, которые еще в Азии устанавливали для гонцов и послов особые станы, куда окрестные жители должны были доставлять лошадей и продовольствие. Слова, «ям» и «ямщик» – татарские, первое – от «дзям» – дорога, второе – от «чи» – проводник. В России в ямщики шли «охочие люди», селившиеся слободами, зачисляемые в разряд служилых людей. На Сибирском тракте ямщики размещались лишь на западном участке, т.е. до Тюмени, остальные участки тракта обслуживали крестьяне.
  В 1742г. все податное население было разделено на ямские сотни, которые своими силами содержали зимовья, почтовые станции и должны были на своих лошадях «править курьеров и прочих персон». В 1824-1825 гг. была предпринята попытка содержать почтовые станции за счёт денежного сбора в земскую повинность посредством подрядчиков. Но это начинание себя не оправдало.
  И с 1826г. ямская повинность снова «исправлялась натурою». В распоряжении Генерала-губернатора Западной Сибири указывалось на то, что «каждая волость и селение и каждый поселянин должны знать, где им, сколько, каким числом уравнительно одному перед другим по очередям без отягощения можно было обывательскую почтовую гоньбу содержать, также и побочных от трактовых путей селения: сколько всегда, и тоже поочередно, в готовность к проезду волостных и земских чиновников и прочих чинов, иметь лошадей. Для этого в каждой канцелярии составить расписание... Надобно расписать на каждый станец ям, какое селение, в какую волость должно сколько выставлять обывательских лошадей». Так же предписывалось на Сибирском вновь тракте содержать I лошадь 30-ти душам.
  Таким образом, например, на участке от Барнаула до Томска и далее по Сибирскому тракту до ст. Тырышкина для содержания 510 лошадей в расписание было назначено 45900 душ. На всём протяжении тракта через 25-30 вёрст были возведены так называемые «ямы» (почтовые станции) с домами для отдыха проезжающих, с амбарами, сеновалами и помещением для ящиков.
  Американский исследователь Дж. Кеннан, путешествующий по Сибири в 60-80-х гг. XIX в. писал: «Пожалуй в целом мире не найдется другого так хорошо и широко организованного способа доставки пассажиров на лошадях, как казённая почта в России. Вся империя покрыта сетью почтовых дорог. Вы можете уложить свои чемоданы в Нижнем Новгороде, взять из почтовой конторы пoдорожную и можете ехать в Петропавловскую Камчатку с полной уверенностью, что на всём пути вас будут ждать лошади, олени, собаки, готовые везти вас день и ночь к месту вашего назначения». Организация дорожных и почтовых перевозок в России отличалась от Западно-Европейской, где почтовая карета – дилижанс выходила постоянно из определенного места в определенный час. В России же перевозка почты не совпадала с пepeвозкой пассажиров. «Пошлите свою подорожную на ближайшую почтовую станцию и через час вы будете ехать со скоростью 10 верст в час, находя на каждой станции свежую смену лошадей».
  Итак, каждый желавший ехать на почтовых лошадях, должен был испросить подорожную на месте своего проживания. При получении лошадей дополнительно взимались «прогонные». Существовали специально утверждённые для всех почтовых трактов «Правила для проезжающих на почтовых лошадях». Правила регламентировали таксу, устанавливали количество выдаваемых лошадей и излагали правила продвижения по тракту. На каждой станции станционные смотрители вели станционную книгу, в которую записывались следующие данные: время прибытия проезжающего: «кому, куда, откуда следующему, сколько отпущено лощадей и с каким ямщиком, через сколько часов лошадь должна возвратиться на станцию». Правилами устанавливалось, что в почтовую кибитку запрягают по 2 лошади, а в дорожную коляску до 6. Там же указывалось, что «при съезде на станции разных проезжающих, отправляются прежде те, кои едут по казённой надобности, если же в одно время съехавшиеся следуют по казённой надобности, то из них получают почтовых лошадей прежде те, которые следуют по Высочайшему повелению; из многих же преимущество в скорейшем получении лошадей предоставляется тем, кои прежде прибыли на станцию».
  Регламентировалась и скорость движения по тракту. Она устанавливалась в 12 верст в час по шоссе, а по обыкновенной дороге в летнее и зимнее время не менее 10 верст в час, осенью и весной – 8 верст. Правила предписывали заведующим станциями немедленно исполнять все правильные требования проезжающего, не позволять себе ни малейшей грубости. В случае неисполнения этого проезжающий мог написать жалобу в установленную для этого книгу. Жалобная книга, как и книга для записывания выходящих в гон лошадей, припечатывалась к столу или стене в комнате для проезжающих, чтобы её можно было видеть и невозможно «было для утайки от проезжающих класть в ящик стола». Записанная проезжающими жалоба, согласно правил, должна быть рассмотрена не позже месячного срока. На каждой станции проезжающие могли купить молоко, яиц, «простую горячую пищу», пользоваться самоваром и необходимой посудой по таксе.
  По внешнему виду почтовая станция мало чем отличалась от большой деревенской избы. В ней обычно имелось два помещения, комната для проезжающих и комната для ямщиков. Во дворе непременно располагались конюшня, сеновал и амбар. Правительство стремилось развить в стране вольную почту, заключавшуюся в том, что содержание заведённых за счёт правительства или земских сумм зданий почтовых станций отдаётся желающим принять на себя обязанности содержать определённое количество лошадей и экипажей. Однако большинство вольных ямщиков принимали проезжающих в своих избах и конкурировали с казённой почтой, поставляя вольных или обывательских лошадей для доставки пассажиров из одной деревни в другую. «А так как этих лошадей лучше кормили и содержали, чем казённых на почтовых станциях, то нередко проезжающим было выгоднее брать их. И ямщики, подъезжая к деревне, нередко спрашивали: «Куда везти – на станцию или к «дружку».
   Кандальный путь: Кроме торговых перевозок проезжали люди разного чина и звания, от этапа к этапу пешком передвигались партии ссыльных. За сто лет с 1783 по 1883 гг. по Большому Сибирскому тракту прошли примерно полтора миллиона заключенных... Часто каторжные предпринимали попытки скрыться в ближайших заболоченных низинах с густыми зарослями... Конвоиры «восполняли» потерю за счет первого встречного, которого переодевали в арестантские лохмотья, прикручивали веревками к общей партии заключенных и вместе со всеми сдавали «по счету» в очередной этапной тюрьме.
  Кроме казённых почтовых станций на всём протяжении Сибирского тракта на расстоянии 25 – 40 вёрст друг от друга были поставлены этапы. Впервые они появляются в 20-х гг. XIXв., хотя этапное переселение в Сибирь началось еще в ХУIв. По административной реформе путь следования арестантских партий делился на 61 этап. Как известно, первоначальная ссылка в Сибирь не знала каторги. Самые ужасные преступники, раз они были помилованы от смертной казни, ссылались в сибирские остроги, где их приписывали в пашенные крестьяне наравне с безвинными переселенцами, водворёнными там же по государственной надобности. Ссыльного отличали только клейма и законные увечья – рваные ноздри, обрезанные уши…
  С 1679г. официально было повелено ссылать в Сибирь уголовных, а в последствии и политических преступников на каторжные работы. Каторжники, как мужчины, так и женщины, закованные в кандалы, конвоируемые солдатами, нестройными рядами двигались по тракту. Впереди на конях – 3-4 казака, затем телеги со старцами, больными и детьми. За час такая партия продвигалась на 3-4 версты, за месяц должна была проходить около 500 вёрст. На полпути между этапами были построена полуэтапы для ночёвок. Сибирские полуэтапы представляли собой огороженное место: 100 футов длиной и 50-75 футов шириной, внутри которого располагались 2 – 3 низеньких одноэтажных деревянных здания. В одном помещении размещались на ночь офицеры, в другом – солдаты, в третьем, самом большом – арестанты. В нём имелось 3-4 камеры с печами и двумя рядами нар из досок. Этапы различались размерами и расположением зданий. Этапные здания были больше и располагались в обширном дворе, в котором, в отличие от полуэтапа, имелись дополнительные хозяйственные постройки. Расположенные вдоль тракта этапные постройки окрашивалисъ в грязно-желтый цвет.
  Этапное движение регламентировалось принятым в 1822г. «Уставом об этапах», которым были определены принципы обустройства тюрем, порядок движения ссыльных партий, обязанности и права командиров и солдат стражи, система учета перемещаемых заключенных. Центром управления ссыльно-этапным делом являлся Приказ о ссыльных в городе Тобольске.
  Распорядок передвижения заключенных по Сибирскому тракту был таким: после каждых двух дней пути следовали сутки отдыха в пересыльной тюрьме или в этапной избе. Этапные избы имелись почти на каждой почтовой станции, с интервалом в двадцать пять-тридцать верст Такое расстояние тюремными обозами, в составе которых бывали и подводы с домашним имуществом, преодолевалось, в среднем, как раз за два дня, и узников располагали на постой в очередной «гостинице» с решетками. Если арестант заболевал или умирал, его клали на подводу и везли вслед за остальными. Так родилась небезызвестная поговорка  «доставить живого или мертвого».
  «Плечо» конвоирования составляло от трехсот до пятисот верст. Например, этап имел протяженность в четыреста верст. Конвоиры передвигались также, в основном, пешим порядком. Сдавая подопечных на границе этапа, они возвращались и отдыхали одну-три недели. А потом им под роспись вручали новую партию «кандальников» и «колодников»...
   В двух десятках верст западнее Екатеринбурга в ХVIIIв. был воздвигнут столб с надписью «Европа – Азия». Дошедшие до этого места арестанты брали на память горстку земли, которую зашивали в мешочек и носили на груди.

6

  Другой географический символ находился в десяти верстах от села Тугулым. Здесь, на стыке Пермской и Тобольской губерний, возвышался столб «Сибирь». У подножия этого памятника каторжники, обнажив бритые головы, покаянно крестились, падали ниц и со слезами шептали: «Прощай, Россия-матушка!..»

7

  Трудно сказать, сколько человек за годы существования старого Московско-Сибирского тракта преклонили колени перед тугулымским обелиском. Но если уж через Урал проводили даже ссыльные партии девушек «для восполнения недостатка в женщинах», а для обслуживания этого транспортного «конвейера» в конце ХVIIIв. на Средний Урал были переселены из Поволжья несколько десятков тысяч ямщиков, по-видимому, движение здесь было весьма оживленным...В советской историографии называлась такая цифра: за сто лет с 1783 по 1883 гг. по Большому Сибирскому тракту прошли примерно полтора миллиона заключенных...
  О Сибирском тракте Николай Михайлович Ядринцев писал в 1880-х гг.: «Состояние дорог в Западной Сибири крайне неудовлетворительно. Местами дорога представляет вид... пашни, изрезанной продольными бороздами... приходится то подскакивать и биться теменем о верх тарантаса, то качаться из стороны в сторону... Станцию верст в тридцать приходится ехать часов 7-8».
  Дорога по степной части Западной Сибири признавалась всеми авторами терпимой, ведь в случае необходимости, её можно было просто объехать по полю: «Дорога раздваивается, растраивается и часто с одного её конца до другого... версты две или около» – писал П.И. Небольсин. От Томска на восток тракт, проходивший уже по холмистой местности, снова повергал путешественников в отчаянье. «Я не видел в своей жизни худшей дороги» – эти слова принадлежат Дж. Кеннану, американскому журналисту (1885г.), «…самая... безобразная дорога во всем свете», а это уже сказал А.П. Чехов (1890г.).
  К концу XIXв., когда Европа покрывалась сетью железных дорог, езда по Сибирскому тракту выглядела почти анахронизмом, вызывала больше нареканий, тем более что и число проезжающих значительно увеличилось. Но и тогда некоторые её стороны даже у бывалых людей вызывали восхищение: всё-таки, несмотря на сбои, значительная надёжность сообщения, дешевизна, скорость – и всё это на протяжении тысяч вёрст.
   По Сибирскому тракту прошли и проехало много революционеров. Так, в 1790г. проехал в Якутию на Ильменский острог страстный ненавистник царского самодержавия, автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н. Радищев. В 1835г. проехал в Пермь русский демократ А.И. Герцен, в 1850г. в кандалах проехал русский писатель Ф.М. Достоевский. За ним шли петрашевцы, автор стихов «Вперед, без страха и сомнения» А.Н. Плещеев. В 1864г. был отконвоирован в кандалах Н.Г. Чернышевский, а с 1826 по 1828 гг. здесь побывали 52 декабриста, следом вскоре после их отправки поехали в Сибирь жены декабристов: Трубецкая, Волконская…
  Московско-Сибирский тракт оставался основной транспортной артерией, соединявший Западные губернии России с Сибирью и Дальним Востоком до момента открытия Транссибирской магистрали во второй половине 90-х гг. XIXв.

 г.Каинск на старых фотографиях:
https://www.youtube.com/watch?v=5l1xjDW1bkQ&feature=emb_logo

  Через Каинск проходили пугачёвцы, декабристы, петрашевцы, народовольцы, Радищев и многие другие политические ссыльные. В 1864г. в Каинске останавливался Н.Г. Чернышевский. Среди сибирских каторжников было немало иностранцев: самыми первыми стали шведы – участники Северной войны между Россией и Швецией. Далеко не все из них вернулись в Швецию после окончания каторги – многие принимали православие и женились на сибирячках. Самой многочисленной иностранной этнической группой Сибирского тракта были поляки: в конце XVIIIв. Около 19 тыс. поляков были отправлены в Сибирь на каторгу и поселение. Всего за XIX век в Сибирь поступило более 900 тыс. ссыльных всех категорий (с учетом членов семей), в основном, крестьяне. Они примерно в равной пропорции распределялись между Западной и Восточной Сибирью. Доля ссыльных в составе русского населения региона выросла примерно с 4 % в конце XVIII в. до 9 % в середине XIX в. В отдельных  районах численность ссыльных была весьма велика.
  Всех сосланных в Сибирь предписывалось этапировать через г.Тобольск. Распределять в партии допускалось только в губернских городах, откуда они могли отправляться раз в неделю и строго по расписанию — в день, определённый для данного губернского города. При формировании партий требовалось каторжан отделять от остальных ссыльных. Практиковалось заковывание в кандалы и цепи, прикрепление по несколько человек к железному пруту (отправка «по канату»). Путь по Сибири (от границы Пермской губернии через Тобольскую, Томскую, Енисейскую, Иркутскую губернии до Иркутска) был разбит на этапы: 40 этапов в Западной Сибири и 21 – в Восточной Сибири, то есть вдоль Сибирского тракта была 61 этапная тюрьма, где ссыльных обеспечивали питанием и одеждой. Отпускаемые на питание и одежду средства были незначительны, к тому же расхищались администрацией, колодников преследовали голод, болезни, поборы конвойной стражи и охранников, тюрьмы были холодные и сырые, в местах массового заключения среди ссыльных царили нравы уголовного  мира. Среди ссыльных в пути и в первые годы жизни на новых местах была очень высокая смертность. 
  По большому Сибирскому тракту пешком передвигались партии ссыльных. Впереди на конях 3-4 казака, за ними телеги со старцами, больными и детьми. А затем нестройными рядами двигались каторжники, как мужчины, так и женщины, закованные в кандалы.  За час такая партия продвигалась на 3-4 версты, за месяц должна была проходить около 500 вёрст с суточным отдыхом на каждый третий день.
  Официально было повелено конвоировать в Сибирь преступников на каторжные работы, и потому кроме казённых почтовых станций на всём протяжении тракта на расстоянии 30-40 вёрст друг от друга были поставлены этапы для днёвок,  на которых имелись конвойные команды, а на полпути между ними возводились так называемые ночлежные полуэтапы. Пешие партии из 300 или 400 арестантов отправлялись один раз в неделю в течение всего года. Колонны каторжников двигались в соответствии с графиком движения по этапам. Этап представлял собой обширный огороженный двор, внутри которого располагались несколько низеньких одноэтажных деревянных зданий, окрашенных в грязно-желтый цвет.
  На этапе была расквартирована конвойная команда из офицера, двух унтер-офицеров, барабанщика и 25 рядовых пеших гарнизонных солдат, состоящих на полевом довольствии. В одном из помещений размещались на ночь офицеры, в другом – солдаты, в третьем, самом большом,  арестанты. В арестантской казарме было несколько камер с кирпичными печами и двумя рядами нар из досок. Кроме того в посёлках проживали четыре конных городовых казака, которые предназначались для конвоирования партий до следующего этапа и преследования беглых. Кроме жилых помещений на этапе имелись дополнительные хозяйственные постройки и лазарет.
  На этапах и в особенности на полуэтапах царила ужасная антисанитария, «…натащенная арестантами грязь разливалась зловонной жижей по коридору, по камерам. Здоровые занимали нары, тифозные валялись в грязи под нарами, на полу».
  Для предупреждения «побегов и удобнейшего распознавания ссыльных» им брили правую половину головы. И тем не менее лишь за 1880-1883 гг. общее число бежавших из-под конвоя составляло почти полторы тысячи арестантов.

Заповедник Омской области предлагает интерактивную экскурсию по пути каторжников XIX века (Музей Московско-Сибирского тракта):
https://www.youtube.com/watch?v=OCJfAwztgpU&feature=emb_logo

  После проведения Московско-Сибирского тракта Каинск стал важнейшим пунктом на пути из Омска в Томск. В Каинске начинают селиться ямщики, ссыльные из России преступники, а за ними и крестьяне. Посельщики, по данным ревизии 70-х годов, составляли 83,6% государственных крестьян. Управлял Каинском городничий.  «Каинск, прежде острог, лежит на Оме, – писал А.Н. Радищев, который был в городе в 1797г.  проездом из Восточной Сибири – …Место весьма плоское, одна церковь в средине города, строят каменную…».

8

  В дальнейшем город стремительно растёт. Меняется характер занятий горожан. Сказывалось удобное положение города, через который проходил Московский тракт. Зимой и летом шли по главной улице Каинска – Московской – обозы с купеческой кладью. Гнали по тракту и партии колодников… Один из путешественников так описывал  свои впечатления: «...всегдашние длинные обозы с мешками чаю, всегда распущенные несвязанные возы: лошади в разбродку по всем местам, где только можно проехать встречному. Валит в снег ваши сани, вашу тройку, летит ямщик ваш, летите в сугроб вы сами; перебраниваются извощики с ямщиками и все одно и то же по несколько раз в день... и... кандальная партия... Медленным шагом, побрякивая цепями, тянется она во всю длину селения и мучительно-тоскливым голосом ноет свою так называемую «милосердную», и выбегает на эту песню народ из домов, и тянутся руки туземцев с подаянием грошика, семитки, куска пирога, черного хлеба...».
  Воспоминания ссыльных, проходящих по тракту через Каинск: «…город неопрятный и неухоженный, без освещения, а сгоняемый с пастьбы скот ночует на улице. С понедельника до четверга прибывали ссыльные, партиями по 200 человек. В самом городе хоть и положена ярмарка Михайловская, но на неё никто не съезжался, хотя в воскресенье и праздничные дни на базары приезжали из окрестных селений. Велась активная торговля маслом и кожей с иркутскими купцами, они привозили чай и китайские ткани. По реке сплавляли кедровый и еловый лес с дровами. Некоторые купцы и мещане имели до 250 лошадей для перевоза  грузов. Несмотря на наличие кирпичных заводов – они не влияли на архитектуру города, вследствие бедности владельцев и низкого качества глины».
  История Каинского тюремного замка неотделима от истории Московского тракта. Ещё в 1801г. император Александр I принял решение о расширении строительства тюремных острогов в Сибири. Уже к 1819г.  число острогов в Западной Сибири возросло до 14. Они были построены в Березове, Бийске, Ишиме, Каинске, Кузнецке, Кургане, Нарыме, Туринске и Тюмени. Кроме того, практически полной перестройке подверглись остроги в Омске, Таре, Тобольске, Томске и Ялуторовске. Таким образом, концентрация мест заключения находилась именно в Западно-Сибирском регионе. В июле 1822 г. Александр I утвердил «Учреждение для управления сибирских губерний» – документ, в который наряду с девятью уставами вошли два – «Устав о ссыльных» и «Устав об этапах в сибирских губерниях». Они стали первыми основными сборниками законов, регулирующими правовое положение сибирской ссылки и каторги в первой половине XIX века.
  В 20-х годах XIXв. в Каинске построили этапно-пересыльную тюрьму. В ней партии арестованных перегруппировывались и отправлялись дальше. Примерно в 1831г. в Каинске был построен этапно-пересыльный лазарет, а в 1850г. лазарет военный. Кроме того в Каинске был эшафот, где пороли местных жителей. Каинское отделение Попечительного общества за счет собранной им из добровольных пожертвований суммы приступило в 1857г. к возведению церкви при Каинском остроге. Храм был открыт 15 августа 1859г. Больницы при тюрьме сначала не было. Больных арестантов лечили в больнице Приказа общественного презрения.
  Точное местоположение каинского тюремного острога однозначно не определено. Достоверно известно, что он находился на восточной окраине города на берегу реки Оми, в районе современного профилактория Куйбышевского химзавода. Описание острога, за исключением кратких упоминаний в исторических документах, отсутствует.
  Из воспоминаний очевидца, проезжавшего через Каинск в 1865г.: «…Взорам путника, едущего или идущего из глубины Сибири на запад по главному Сибирскому тракту, с высоты холма, покрытого лесом, открывается незатейливая панорама г. Каинска. Золоченый крест белой каменной церкви возвышается почти в центре города; вдали налево виднеется группа деревьев, а между ними мелькают белые стены небольшой деревянной церкви – это кладбище; вправо чернеют печальные обгорелые остатки каинского острога; дальше за ними желтые здания городовой больницы – вот наружность Каинска издали…».
 В сборнике «Материалы по вопросу о преобразовании тюремной части в России», издания 1865г., о Каинске написано: «…острог этого города сгорел». Заметка в «Томских губернских ведомостях» сообщает, что после пожара в остроге в 1862г. жители Каинска купец Дубровин и мещанин Алексей Суриков приняли деятельное участие, выделив флигель на устройство арестантов. О новом тюремном замке упоминается в 1879г. «Журнал гражданского и уголовного права» за этот год сообщает о том, что «… в Барнауле, Бийске, Каинске и Мариинске новые тюремные замки».
  Барабинские крестьяне продавали по самым низким ценам или вообще снабжали бесплатно пищей следовавших по тракту колодников. «Возле острожных ворот, в ожидании партии, всегда приходящей в определенный день недели, – отметил писатель С. Турбин, – стояла целая вереница баб с готовым кушаньем, чрезвычайно разнообразным: хлеб, калачи, мясо, рыба (преимущественно сушеные караси), молоко, яйца, похлебка (назвать щами эту штуку я не решаюсь), каша; ну, да всего не пересчитаешь...»
  Колоритная фигура встретилась в селе Вознесенском писателю С. Турбину, к которой он обратился с вопросом: «Скажи, пожалуйста, любезный хозяин, где у вас тут Барабинская степь.
  - Какая такая Барабинская степь? Нет такой во всей Сибири. Я Сибирь, стало быть, наскрозь произошел, от самой Тяхты вплоть ажно до Тюмени, – отвечал крестьянин.
  - Да как же, мне сказывали…»
  - Дураки сказывали, верно. Никакой Барабинской степи нет и не было.
  - Да я читал в книжках…
  - Пустое в книжках. А есть Бараба, понял, Бараба, а не степь. Там лесу куда больше супротив здешнева. Ну, так знай: проедешь ты Каинск, там она и пошла до самой Колывани, то есть маненько не хватило до Колывани, а до самой Тырышкиной, деревня такая есть... Барабинская степь! Грехи».
  Турбина поразило, что старик ничего не взял с него за обед, узнав, что путешественник едет в Иркутск. «...Дорога дальная, – объяснил он свой поступок. –  А  ты мне табачку дай на трубочку...». «Ямщик, бывший свидетелем моей беседы со стариком, – пишет Турбин,  – по­спешил мне объяснить, что дядя Василий только говорку имеет грубую, а человек – душа».
  Некоторые барабинцы полностью порывали с сельским хозяйством, занимаясь исключительно ямщиной. «В Томской губернии, особенно в Барабе, – сообщает краевед П. Л. Костров, – между ямщиками сыздавна существует особого рода товарищество, по правилам которого каждый ямщик, везущий проезжающего или какую-нибудь кладь по известной цене, передает свой подряд дружку, то есть товарищу, приятелю, знакомому, на тех же условиях, на каких рядился сам, и тот принимает этот подряд, со всеми выгодами и невыгодами его, в том убеждении, что в случае надобности точно так же будет поступлено и относительно его самого...». Так, П.И. Небольсин на одном из перегонов был доставлен ямщиком к «товарищу» последнего, которого именовали Сысоичем. «Сысоич» сам вышел к нам навстречу... Это был высокий, плечистый, седой, как лунь, мужчина, с молодецким выражением лица. Он ласково пригласил меня в «горницу» и объявил, что мигом все будет готово», – пишет путешественник.

9

  Летом 2014г. по инициативе администраций Большереченского, Калачинского, Тарского, Тюкалинского районов Омской области, а также Новосибирской и Тюменской областей была учреждена ассоциация межмуниципального сотрудничества «Сибирский тракт».

 Ассоциация автомототуризма проложила дорогу в Сибирь на «Сибирский тракт»:
https://www.youtube.com/watch?v=LKvrLLbHpY8&feature=emb_logo

  В целом тракт способствовал устойчивому процессу освоения Сибири российским населением, расширял коммуникативное пространство всего сибирского региона и давал возможность развития связей Сибири с Европейской Россией и Китаем. С открытия в 1896г. Западно-Сибирского участка Транссибирской магистрали основной объём перевозок (почтовых, торговых, пассажирских) приходился уже на железную дорогу, а Московско-Сибирский тракт постепенно превратился в дорогу местного значения.

Видеофильм «Сибирский тракт»
https://www.youtube.com/watch?v=gHrBu1gCS1I&feature=emb_logo

 Подбор материала – И.Н. Гайер,
начальник научно-просветительного отдела

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Copyright (c) МКУК "Музейный комплекс" 2018 Все права защищены.
Designed by olwebdesign.com