vmuzey2

voina pobeda pamiat

30

online zaiavka

Muzei mer

muz na ras

predmetnii razgovor

lekcii2

muzeinaia igroteka

baner vistavki

god pamiati

Koronavirus

gos katakog

versia slabovid

Июнь, 2022
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

К 300-летию г. Куйбышева – Каинска

MEROPRIATIE

Детство В.В. Куйбышева.
Первые шаги в революционной деятельности

1

 Валериан Владимирович Куйбышев

 Валериан Владимирович Куйбышев родился в городе Омске 25 мая (6 июня) 1888 года.

2

Юлия Николаевна и Владимир Яковлевич Куйбышевы

Его мама, Юлия Николаевна, родом из небогатой чиновничьей семьи, учительница, знала несколько языков, обладала большим педагогическим талантом и была награждена золотой медалью за хорошую работу. Отец, Владимир Яковлевич, кадровый военный родом из обедневшей дворянской семьи, отличался большой добротой и был весьма отзывчив к нуждам людей, выделялся среди других военных своим человеческим отношением к солдатам и поэтому был на большом подозрении у царской охранки, любил литературу, после командировок в крупные города всегда привозил связки книг и постепенно собрал собственную библиотеку.
  Следуя назначениям отца, семья Куйбышевых очень часто меняла место жительства. Когда Воле (так родные называли Валериана) было восемь месяцев, они переезжают в небольшой городок Кокчетав (теперь Кокшетау, Республика Казахстан). Вот как об этом событии вспоминает Елена Владимировна Куйбышева, сестра Валериана: «Возок, запряженный тройкой крепких сибирских лошадей, мчится по снежной дороге, подпрыгивая на ухабах. Весело звенят колокольчики, привязанные к дуге. Трескучий мороз не пугает седоков. Они укутаны в меховые шубы, прикрыты теплыми одеялами. У детей, сидящих в возке, видны только блестящие любопытством глаза. Детей трое. Самый маленький, восьмимесячный Валериан, крепко завернутый, лежит возле матери. Так в феврале 1889 года семья Куйбышевых переезжала в Кокчетав, маленький городок, затерянный в казахских степях.
  Из Омска, откуда ехали Куйбышевы, путь большой, более трех суток. Короткие остановки на станциях, перемена лошадей, и снова в путь. Старшие дети, если не спят, выходят на остановках размять усталые ноги, усаживаются со взрослыми за стол в избе, едят холодное мясо, яйца, пьют горячий чай. И опять скрипят полозья, звенят колокольчики, поет унылую песню ямщик…» (Е.В. Куйбышева «Валериан Владимирович Куйбышев 1888 – 1935. Из воспоминаний сестры». - М., ОГИЗ Государственное издательство политической литературы, 1938 г.: https://vk.com/doc458574168_509542325?hash=63ce8e0f0b098ebec7)

3

 Кокчетавская начальная школа

  В Кокчетаве Владимир Яковлевич был назначен начальником местной воинской команды, а Юлия Николаевна устроилась учительницей в казачьей начальной школе. Родители Валериана Владимировича были людьми, почитаемыми в своем городе. Не смотря на то, что семья была небогата, они помогали детям бедняков получить образование, готовили их к экзаменам, а потом отправляли учиться в город Петропавловск. Средства для этого они получали, организуя спектакли и вечера, в которых принимала участие ученики Юлии Николаевны, а также вся семья Куйбышевых. Ими же был организован народный дом (общедоступное культурно-просветительское учреждение) и вечерняя воскресная школа. При народном доме Владимир Яковлевич открыл общественную библиотеку. «Это мое детище», - говорил он знакомым. Он тщательно подбирал книги для этой библиотеки, и со временем она стала такой большой и разнообразной, что могла удовлетворять весьма взыскательные запросы читателей. В вечерней воскресной школе, кроме обычных школьных занятий и лекций, Куйбышевы знакомили население с литературными новинками: произведениями Толстого, Чехова, Горького и других писателей.

4

Семья Куйбышевых, 1900 г.

  Как уже было сказано, семья Куйбышевых не имела и среднего достатка, заработка родителей хватало только на то, чтобы сводить концы с концами и воспитывать детей, которых в 1901 году в семье было восемь человек. Всего у Юлии Николаевны и Владимира Яковлевича родилось одиннадцать детей: шесть дочерей и пять сыновей (Августа и Сергей умерли в младенчестве, Миша погиб в тринадцатилетнем возрасте). Дети всегда были одеты просто и опрятно. Все вещи тщательно чинились и перешивались по нескольку раз. Одежда и обувь от старших детей переходили к младшим: на приобретение нового гардероба часто не хватало средств.

5

 Дом, в котором жила семья Куйбышевых в Кокчетаве

  Дом, в котором жила семья Куйбышевых, был небольшой, одноэтажный, деревянный, окруженный со всех сторон деревьями. К нему примыкали сад и надворные постройки — конюшня, каретник (постройка для карет и других экипажей), птичник, баня. Весной дом утопал в цветущей черемухе, а летом в саду было много всевозможных цветов, которые выращивала мама Валериана. Обстановка в доме была самая обыкновенная, простая. Юлия Николаевна была очень хорошей хозяйкой: всегда и во всем поддерживала чистоту и аккуратность. Она очень любила рукоделие и старалась уделять любимому делу каждую свободную минуту, хотя этих минут у нее было очень мало. Приходя из школы, Юлия Николаевна занималась с уже ожидавшими ее детьми, вела хозяйство. Как вспоминает Елена Владимировна, «никто никогда не видел маму без работы. А в длинные зимние вечера собирались все в столовой за большим столом: мальчики вырезали, рисовали, выпиливали, девочки вышивали, вязали, самые маленькие делали разные фигурки из спичек, скрепляя их размоченным горохом, а старшие по очереди читали вслух…
  Накануне рождества зажигалась елка. Игрушки для нее сохранялись из года в год, прибавлялись лишь сделанные руками детей из цветной и золотистой бумаги. Детвора веселилась и танцевала вокруг елки под папину игру на гитаре. Родители всегда умели поддержать веселье и не омрачали его разговорами о слишком скромном достатке».
  Дом Куйбышевых очень скоро стал своеобразным клубом интеллигенции. Здесь очень любили читать, играть на музыкальных инструментах, разыгрывать небольшие сценки. Дружелюбная, творческая атмосфера, царившая в этом доме, привлекала людей, поэтому дом Куйбышевых всегда был полон гостями (особенно молодежью), которым здесь всегда были рады.

6

 Валериан Куйбышев в восьмилетнем возрасте.

  Культурные, прогрессивно настроенные родители, несомненно, оказали положительное влияние на Валериана. Они с малых лет развивали в нем любознательность и склонность к труду, учили любить Родину. Куйбышевы стремились дать своим детям хорошее образование, поэтому с самого детства Юлия Николаевна каждый день занималась с ними. Она обучила грамоте и Валериана: сначала дома, а после (с восьми до десяти лет) под ее учительским руководством он получил начальное образование в Кокчетавской начальной школе.

7

 Александр Васильевич Суворов

  Из воспоминаний Елены Владимировны Куйбышевой: «Воля с детства любил чтение, и его часто можно было застать с книгой на скамейке в саду или же в горах, в лесу. Он увлекался историческими книгами, особенно биографией полководца Александра Суворова. Воля восхищался его храбростью, смелостью, находчивостью. Над его кроватью висел портрет Суворова. Подражая Суворову, Валериан спал на голых досках, постелив на них простыню. Вместо подушки под голову клал свернутую шинель. Перед сном обтирался холодной водой, делал гимнастику. Папа, шутя, называл его "наш Суворов". Воля был храбрым мальчиком, и мы гордились его храбростью. Он мог, например, войти в гусиное стадо, когда туда закатывался крокетный шар или мячик. Гуси злобно шипели, вытягивали длинные шеи и готовились расправиться с обидчиком. Затаив дыхание мы следили, как Воля, не обращая внимания на гусиное шипение, ловко подхватывал шар и победоносно устремлялся к нам. Папа смеялся: "Ведь он у нас Суворов!"».
  Валериан особенно полюбил военные игры: в своей комнате на столе он часто расставлял оловянных солдатиков и разыгрывал целые сражения из истории суворовских походов.
  Чтобы не прослыть трусом, юный Куйбышев воспитывал в себе бесстрашие. Однажды друзья при входе на кладбище оставили для него кирпич с меткой. Валериан поздним вечером сходил, забрал его и принес ребятам в доказательство того, что он ничего не боится. У младших своих братьев и сестер, как и в себе, он тоже воспитывал смелость. Вот как об этом вспоминает Елена Владимировна: «Воля и нас приучал к храбрости. По вечерам в маминой комнате не зажигали огня. Воля прятал под широкую мамину кровать какую-нибудь вещь и заставлял нас искать ее в темноте. Кто дольше пробудет в темной комнате, тому ставился лучший балл, а кто приходил быстро и без спрятанного предмета, того считали трусом и брали с него штраф. Штрафом была конфета, которую давала нам после обеда мама. Получив штрафную конфету от труса, Воля прятал ее и потом незаметно возвращал. Жаль ему было пострадавшего: оказался трусом да еще лишился конфеты!»
  Куйбышев любил природу и часто бродил по окрестностям Кокчетава. Его влекло в широкую степь, что расстилалась по одну сторону Кокчетава, манили горы по другую сторону города. Он уходил в эти горы, пробирался там сквозь заросли, поднимался по отвесным кручам и смотрел оттуда вниз на кокчетавскую долину. Сверстники очень любили гулять с Валерианом по этим горам, ведь здесь он всегда придумывал какую-нибудь увлекательную игру-путешествие. Во время одной из таких прогулок они наскочили на змею, которая поползла к ним. Дети в ужасе бросились бежать. Куйбышев с гордым видом двинулся на нее — вероятно, в это время он воображал себя Суворовым, а змею — целым полчищем врагов. Он храбро наступил на хвост змеи и быстро схватил ее руками. Ребята торжествовали. Но вдруг раздался крик — змея брошена, а «храбрый Суворов» держится за ужаленный палец. Палец синел и распухал. Дети перепугались. Нашелся среди них одни мальчик, который очень туго перевязал веревочкой палец выше больного места, чтобы опухоль не шла дальше. Обеспокоенные дети быстро возвратились домой, а названый «Суворов» всю дорогу молчал и только перед самым домом сказал: «Маме не говорите, а то она подумает, что змея ядовитая». Он не боялся последствий укуса, но боялся огорчить мать. К счастью, все обошлось, змея оказалась неядовитой.

8

 Сибирский кадетский корпус г. Омска

  По решению родителей, по окончании Кокчетавской начальной школы (в августе 1898 г.) Валериан был отправлен в Омск, в Сибирский кадетский корпус, куда обязательно отдавали всех мальчиков в семье. Одной из причин такого решения служило то, что детей из офицерских семей там содержали и обучали бесплатно. Мальчик, мечтавший стать Суворовым, ликовал. Наконец-то сбылось его заветное желание! Он поступил в учебное заведение, где в течение семи лет будет обучаться военному делу — маршировке, стрельбе, фехтованию, тактике.
  В кадетском корпусе Куйбышев стал заниматься с увлечением. Обладая большими природными способностями, он учился отлично, и потому в младших классах его переводили без экзаменов. Труднее ему давались военные науки: они требовали большого физического напряжения, а Валериан был болезненным мальчиком. Когда он приезжал домой на летние каникулы, Юлия Николаевна всячески старалась укрепить его здоровье, усиленно кормила, поила кумысом, заставляла больше спать и отдыхать.
  Программа обучения воспитанников во многом напоминала гимназическую, но имела существенные различия. В корпусе не изучались древние языки, преподавались лишь немецкий и французский. Знание иностранных языков пригодились ему в дальнейшей деятельности, на посту председателя Госплана. Больше, чем в гимназии, классных часов отводилось математике и естественным наукам, а также гимнастике, фехтованию, музыке, ручному труду, а в лагерное время - практическим работам по сельскому хозяйству и лесоводству. Существовала масса всевозможных дисциплинарных взысканий: от порицания до телесных наказаний розгами. Воспитанников приучали к строгому режиму, день был расписан по часам, и трудно было выкроить время для какого-либо постороннего занятия, за этим с особой строгостью следили воспитатели. Вся литература разделялась на рекомендованную и не рекомендованную (запрещенную) для кадетов. В суровой обстановке корпуса жизнь мечтательного и живого Валериана резко изменилась. Грусть и тоска по дому выливались в стихи: «Откуда, ласточки, вы быстро так летите? Быть может, вы покинули край родины моей?» У Куйбышева еще в раннем детстве появилось влечение к поэтическому творчеству.

Поэтическое творчество Валериана Владимировича Куйбышева: http://az.lib.ru/k/kujbyshew_w_w/

  Летом, приезжая в Кокчетав к своим родителям, он проводил время со своими сверстниками — товарищами по начальной школе. Валериан Куйбышев не кичился привилегированным положением своих родителей. Он был сердечен и прост, как и они. Будучи чутким товарищем, он отзывчиво относился к несчастью других, горячо заступался за всех обиженных.
  В доме Куйбышевых, как и прежде, собиралась молодежь, которая объединялась в различные кружки, много читала, писала доклады, спорила… Эти занятия чередовались с разнообразными играми. Весьма популярной была «куйбышевская» физкультурная площадка: во дворе дома Куйбышевых была устроена трапеция с  шестами и кольцами для упражнений. Здесь ребята часто занимались гимнастикой и акробатикой. Больше всего юный Куйбышев любил играть в солдаты. Он объявлял себя «Суворовым», а из своих кокчетавских сверстников формировал «войско» и обучал его по всем правилам суворовской «науки побеждать». Ежедневно он заставлял своих товарищей маршировать, совершать в горах большие походы через воображаемые Альпы. В своем «войске» он ввел строгую, суворовскую дисциплину и спартанский образ жизни, подавая пример другим. Уже в то время в этих детских занятиях, играх и развлечениях проявлялся волевой характер Куйбышева, обнаруживались его организаторские способности. Он обычно выступал в роли инициатора, руководителя, «вожака» детворы и молодежи. Это увлечение гимнастикой и военными играми пошло Валериану на пользу. В тринадцать лет он уже выглядел сильным, выносливым, стройным, широким в плечах подростком.
  Из книги П. Березова «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев»: «В детстве у Валериана наблюдались переходы от резвой, веселой шаловливости к серьезной задумчивости. Часто он сидел молча, устремив вдаль неподвижный взор. Его большие серо-голубые глаза, как бы чем-то удивленные, раскрывались еще шире, наполнялись грустью и печалью. А иногда, засунув руки в карманы брюк, он то ходил, то вдруг останавливался и стоял до тех пор, пока кто-нибудь не окликал его.
  Особенно задумчивым Воля стал с тех пор, как пристрастился к чтению. Владимир Яковлевич выписывал много книг и для домашней библиотеки. Возвращаясь из своих поездок в Петербург и другие крупные города, он привозил с собою целые связки книг, в красивых переплетах, с занимательными рисунками. Дети с интересом перелистывали их, рассматривали иллюстрации, принимались за чтение.
  Забрав с собою заинтересовавшую его книгу, Валериан прятался в укромном месте, чтобы ему не мешали, и там засиживался до сумерек, а потом уходил к себе в комнату и ночами, тайком от взрослых, продолжал читать при свете еле мерцавшего ночника. Родители запрещали сыну читать по ночам, опасаясь за его здоровье…
  Заставая сына за ночным чтением, мать тревожно смотрела на его бледное лицо, воспаленные от бессонницы глаза и с упреком говорила ему:
  — Что ты делаешь, Воля? Разве можно так переутомлять себя? Смотри, опять заболеешь, — и тушила в комнате свет.
  Но Воля не унимался и просил:
  — Мама, разрешите, пожалуйста! Осталось немного дочитать. Ведь как интересно! Разве лучше, если я буду обманывать вас? Вот вы уйдете, заснете, а я опять зажгу ночник и стану читать.
  Родители, в конце концов, вынуждены были примириться». (П.И. Березов «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев». - М., Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1958 г.: https://www.rulit.me/books/valerian-vladimirovich-kujbyshev-read-585082-1.html)

9

 Кадеты Валериан и Анатолий Куйбышевы

  В годы учебы Валериана в кадетском корпусе в Омске, как и по всей России, заметно ожило рабочее движение, это в свою очередь сказалось на мировоззрении юного Куйбышева. Особенности организации жизни кадетов, строгий распорядок дня, военная дисциплина и т.д. способствовали формированию у Валериана некоторых привычек и качеств, которые он сохранил на всю жизнь. Так он привык вести дневник, соблюдать режим дня, которого он придерживался, планировать свои дела. Это четкое планирование дня помогало В.В. Куйбышеву выработать дисциплинированность, упорство в достижении поставленных целей.
  Валериан с раннего детства безумно любил книги, но теперь он читал более серьезные произведения русских классиков: Пушкина, Тургенева, Льва Толстого, Герцена, Чернышевского, Некрасова, Достоевского, Горького, Чехова. Эти книги раскрывали перед ним мир новых, волнующих идей, знакомили с жизнью, помогали уяснить ее смысл, заставляли задумываться о том, что и без того начинало обращать на себя внимание подростка, — о несправедливости в жизни, о произволе властей, о народном горе. В книгах он искал правду жизни, ответы на вопросы, волновавшие его.
  Во время учебы в кадетском корпусе Валериан тесно общался с сестрой, Надеждой Куйбышевой, для которой революционное подполье не было тайной (окончив гимназию, она осталась в Омске, снимала с подругой квартиру и готовилась к экзаменам на аттестат зрелости, чтобы поступить в высшее учебное заведение). Надежда вступила в революционный кружок, стала работать в подпольной типографии. Ее квартира служила явкой для конспиративных встреч подпольщиков (нередко бывали здесь братья Юлии Николаевны, Александр и Николай Гладышевы): они собирались вечерами, читали запрещенную литературу, пели запрещенные песни.  На всех таких вечерах присутствовал и Валериан. Здесь он узнал многое, о чем прежде и не догадывался. Как вспоминает Елена Куйбышева, «здесь впервые он услышал о жизни революционеров, о лишениях, которые они терпят, о тюрьмах, каторгах, о казнях. Теперь, приезжая в Кокчетав, он рассказывал своим друзьям из «суворовского войска» не о полководцах, а о революционерах, о Чернышевском, о Герцене, об Александре Ульянове и о многих других отважных людях, которые боролись и шли на каторгу ради того, чтобы не было рабства, нищеты и насилия… А в Омске после каникул Воля опять попал в кружок интересных людей, с которыми встречался раньше. Как-то Воля сказал сестре, что он тоже, как и она, хочет стать членом революционного кружка. Видимо, Воля сумел внушить доверие товарищам Нади: партийная организация, членом которой в то время был Григорий Иннокентьевич Крамольников, стала давать мальчику поручения. Он разбрасывал прокламации на улицах Омска, расклеивал листовки, разносил нелегальную литературу. В военном мундире Валериан легко проникал в воинские казармы, поддерживал связь с революционно настроенными солдатами. Сестре он помогал работать в типографии. Революционная работа захватила его, и он отдавал ей все свободное от занятий время». Таким образом, в старших классах  кадетского корпуса, еще не будучи организационно связан с партией, Валериан стал участвовать в революционном движении.
  Из книги П. Березова «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев»: «Первые шаги на этом пути относятся к 1902 году. Как всегда, летние каникулы Куйбышев проводил в Кокчетаве. Местная молодежь тайно собиралась в окрестностях города и там проводила политические собрания. В этих собраниях участвовал и Валериан. Однажды он и его ближайшие товарищи вышли из Кокчетава, захватив с собою для вида балалайки, гитары, мандолины. Пройдя несколько километров, они вошли в густой лес, где и расположились. Выслали дозор разведать, нет ли вблизи посторонних людей. Водрузили красный флаг-маяк для остальных, еще не прибывших товарищей. Но вот все собрались. Юный Куйбышев произнес горячую речь. Он с возмущением и гневом говорил о том, как тяжело живется при царе, и призывал к борьбе. После других выступлений в заключение пропели «Марсельезу» и затем, соблюдая предосторожность, разошлись по домам...
  Летом 1903 года Куйбышев привез из Омска в Кокчетав нелегальную литературу — листовки, брошюры. Листовки он распространял сам, предварительно свернув каждую из них трубочкой и перевязав цветным гарусом. Вечером он ходил по улицам и подбрасывал прокламации под окна и двери. Но больше всего он распространял их в воинских казармах среди солдат, находившихся под начальством отца.
  Солдаты внимательно читали листовки, оживленно обсуждали их. При появлении же офицеров и фельдфебелей они поспешно прятали бумажки за голенища сапог или в карманы.
  Однако несколько листовок все же попало в руки фельдфебелей и были доставлены начальнику воинской команды Владимиру Яковлевичу Куйбышеву. Он сразу догадался, кто распространял листовки: они были перевязаны тем цветным берлинским гарусом, который Юлия Николаевна одна во всем городе специально выписывала для вязанья.
  «Это сделал Валериан, — подумал Владимир Яковлевич. — Но кто его научил?»
  В это время Владимира Яковлевича позвали к обеду. Крайне встревоженный, он сел за стол с угрюмым, недовольным видом.
  — Что случилось? — спросила мужа обеспокоенная Юлия Николаевна.
  Владимир Яковлевич рассказал о случившемся.
  — Я все же узнаю, кто это разбрасывал, — угрожающе закончил он свой рассказ и строго посмотрел на Валериана.
  Тот, опустив голову, ел суп.
  Отец помолчал, а потом вдруг в упор спросил его:
  — Это ты разбрасывал листовки?
  — Да, я, — признался сын.
  Разгневанный Владимир Яковлевич встал и быстро вышел из столовой. Все с испугом смотрели на Валериана.
  Владимир Яковлевич вскоре позвал его к себе в кабинет.
  — Скажи, откуда эти листовки? Кто их тебе дал?
  Сын молчал, не спуская с отца своих глаз, в которых чувствовалась твердость.
  Отец заглянул в эти глаза и был озадачен. Он только теперь увидел и понял, как его сын возмужал. И уже менее настойчиво Владимир Яковлевич переспросил:
  — Так кто же заставил тебя разбрасывать листовки?
  Но сын продолжал молчать, стойко выдерживая пытливый взгляд отца.
  Владимир Яковлевич в раздражении чиркнул спичкой и закурил. На его лице нервно задвигались слегка выдававшиеся скулы. Но вот раздражение улеглось, и в чуть заметном косом разрезе отцовских глаз Валериан уловил теплоту родительской озабоченности о нем, о сыне.
  Не столько упрекая, сколько советуя, Владимир Яковлевич проговорил:
  — Рано тебе заниматься политикой. Ты ведь еще мальчик. Тебе ли бороться с такой силой, как царь?
  — Народ — сила, а не царь! И народ сбросит царя! — произнес Валериан так горячо и убежденно, что Владимир Яковлевич с еще большим недоумением и изумлением посмотрел на сына. Понял тогда отец, что его Валериана нельзя переубедить.
  И уже примирительно он переспросил:
  — А все-таки, кто же тебе дал прокламации?
  — Партия, в которую я скоро вступлю, — еще тверже ответил сын.
  Отец опять заглянул в его глаза и прочел в них непоколебимую решимость и вместе с тем горячую сыновнюю просьбу понять и не осуждать его.
  Как бы в ответ на эту молчаливую мольбу Владимир Яковлевич нежно обнял сына и тихо, совсем примирительно, дружески промолвил:
  — Ну ладно… Поговорим еще потом… Иди!..»
  Вскоре школьное начальство узнало о революционных настроениях и связях Куйбышева. Воспитатели не раз отбирали у кадета литературу, которую он получал от Омских революционных организаций для распространения сразу в двух городах - в Омске и Кокчетаве.
  Из книги П. Березова «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев»: «При переводе его из пятого в шестой класс педагогический совет кадетского корпуса постановил: «Кадету 5-го класса Куйбышеву В., хотя и выполнившему условия на получение похвального листа, такового не выдавать за не вполне одобрительное поведение его». Еще через год - за хранение запрещенной литературы ему снизили на два балла оценку за поведение...
  Весть о «кровавом воскресенье» в Петербурге быстро разнеслась по всей России и вызвала огромное возмущение… «Кровавое воскресенье» глубоко взволновало и трудящихся Омска. Зверская расправа с питерскими рабочими также переполнила гневом юное сердце Куйбышева. Выполняя поручение партийной организации, Валериан собрал рабочих-железнодорожников Омска и выступил перед ними с негодующей речью. Он рассказал о расстреле мирных демонстрантов в Петербурге и призвал к смелому, решительному протесту.
  — Пиши, пиши протест! — возбужденно кричали — рабочие. — Все, как один, подпишемся.
  Валериан зачитал текст заранее составленного протеста. Чтение сопровождалось одобрительными возгласами рабочих. Все охотно подписали протест, и Куйбышев отправил его в Петербург, к царю.
  Окрыленный этим успехом, Валериан решил сагитировать также воспитанников кадетского корпуса, чтобы и от их имени послать такой же протест. Предварительно он поговорил с теми из них, кто отличался наиболее передовыми взглядами, был настроен против царя. Куйбышев ознакомил их с текстом протеста. Два кадета согласились подписать его. Тогда Куйбышев обратился с призывом к другим кадетам. Но его слушали враждебно, перебивали оскорбительными выкриками. Особенно злобствовал кадет Ребровцев, отъявленный монархист. А когда в его руках очутился листок с протестом, он, разъяренный, подскочил к Куйбышеву и, потрясая листком, закричал:
  — Это позор для кадетского корпуса! Ты мараешь свои погоны, оскорбляешь нашу честь! Ты обязан отказаться от своих слов и порвать протест.
  — Рвать я не буду, — решительно ответил Валериан.
  — Тогда мы с тобой поговорим иначе, — пригрозил Ребровцев и увел кадетов из классной комнаты для совещания.
  Собрались они в спальне, куда Куйбышева не пустили. Он остался один.
  Вскоре шумная, возбужденная толпа кадетов вернулась, угрожающе окружила его и потребовала, чтобы он отказался от протеста. Валериан видел, что он одинок. Даже те два кадета, что подписали протест, прятались за спины других и, видимо, теперь были против него. Но Куйбышев не сдавался:
  — Отказываться от своих убеждений не намерен. А протест отправлю хотя бы за тремя подписями.
  Но и трех подписей не оказалось. Два кадета, бывшие его сторонники, перетрусили и вычеркнули свои фамилии под протестом.
  — Тогда я пошлю протест с одной, своей подписью, — вызывающе заявил Куйбышев.
  — А мы тебе объявим бойкот, выкинем тебя из нашего общества, — угрожал Ребровцев.
  — Бойкот! Бойкот! — хором поддержали его другие кадеты.
  По доносу Ребровцева у Куйбышева произвели обыск, нашли запрещенные книги и среди них сочинения Энгельса, «Исторические письма» Лаврова. Начались допросы. Куйбышева вызвали к начальнику кадетского корпуса…
  За большим письменным столом Куйбышев увидел осанистую фигуру генерала Андреева с окладистой седой бородой.
  Генерал посмотрел на него хмуро, сердито.
  — Крамолой занимаетесь? — скрипуче зазвучал генеральский басок. — Не допущу! Вы уже раньше, в пятом классе, были замечены в недостойном поведении. Вас уже предупреждали, вам перед строем было объявлено, что в случае неисправления вы подвергнетесь исключению. И вот после всего этого опять… этот возмутительный, крамольный протест. И кому? Царю!..
  От гнева лицо начальника кадетского корпуса побагровело, старческие глаза смотрели озлобленно.
  — Вас надо исключить! — угрожающе вскричал генерал. — Вы недостойны звания воспитанника кадетского корпуса!.. Но мне жаль вашего отца. Он почтенный человек, офицер, награжденный орденами за русско-японскую войну. Исключение вас из корпуса огорчит его. Только ради него я прощаю вас и пока ограничусь лишь карцером на трое суток. Идите и подумайте там о своем позорном поведении. Советую исправиться и быть достойным будущего звания защитника нашего государя, монарха.
  — Ваше превосходительство, — возразил Куйбышев, — я офицером не собираюсь быть.
  — Молчать! — опять вскипел генерал. — Вы еще молокосос, чтобы решать свою судьбу… В карцер! На три дня!..
  Куйбышев по-военному повернулся и вышел из кабинета.
  Воспитатель отвел его в карцер — маленькую комнату, где стояла ученическая парта и узкая, жесткая кровать. По дороге в карцер Валериан успел захватить и тайком пронести с собой книгу В. И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад»: она нужна была ему для подготовки к очередному выступлению в рабочем кружке. В течение трех дней Куйбышев внимательно перечитывал эту книгу, и перед ним все яснее и глубже раскрывалось ленинское учение о партии как руководящей организации пролетариата.
  Конечно, карцер не «исправил» Куйбышева. Отбыв наказание, он в первый же предпраздничный день отправился к сестре, в подпольный кружок, и продолжал партийную работу…»
  Эти учебные взыскания были начальным звеном в длинной цепи полицейских преследований, арестов, ссылок, тюремных заключений. Они не только не изменили поведения юного революционера, но, наоборот, еще более укрепили его решимость в необходимости изменить существующий строй, и единственной возможностью сделать это, по его мнению, было участие в революционной борьбе.
  Происходя из военной среды, наблюдая с детства казарменно-палочный быт военщины, плохое обращение офицеров с солдатами способствовали тому, что Куйбышев возненавидел царскую армию. Во время пребывания в кадетском корпусе эта ненависть в нем еще более усилилась.
  Из книги П. Березова «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев»: «Воля стал охладевать к занятиям в кадетском корпусе. В то время кадетские корпуса были питомниками надежных слуг русского царизма. Окончившие кадетский корпус получали преимущественное право поступления в военные училища, где готовились кадры монархически настроенных офицеров. Воле были в тягость и казарменная дисциплина, и чинопочитание, и мертвечина кадетской учебы, и ежедневное хождение «на молитву». Многих кадетов Воля чуждался. Это были в большинстве случаев дворянские сынки родовитых семей, мечтавшие лишь о чинах и наградах, о великосветских балах и офицерских пирушках.
  Под впечатлением, таких книг, как «Николай Палкин», у него укрепилось враждебное отношение к офицерской касте и усилилось сочувствие к простым солдатам.
  Однажды, во время летних каникул, Юлия Николаевна обратила внимание на то, что ее Воля говорит денщикам «вы», здоровается за руку и запросто разговаривает с ними.
  — Ну разве так можно обращаться с солдатами, — упрекнула она сына. — Вот скоро ты окончишь корпус, потом военное училище, станешь офицером, а вести себя с солдатами не умеешь… Ведь при таком обращении они не будут тебя признавать как офицера и не будут слушаться.
  — Почему же я должен солдату говорить «ты»? — возразил Воля. — Ведь он такой же человек, и с ним надо обращаться вежливо, по-человечески. — И потом твердо добавил: — А офицером я не собираюсь быть и не буду!
  Мать заволновалась. Ее большие серые глаза наполнились тревогой.
  — Рано, рано ты решаешь, — нахмурившись, говорила она ему. — Вот сначала окончи корпус, а там посмотрим, кем тебе быть…
  Это была первая серьезная размолвка между ними. Потом случались ссоры и по другому поводу. Юлия Николаевна была верующей. Она и детей заставляла по праздникам ходить в церковь. Воля же с четырнадцати лет не верил в бога. Сказалось влияние прочитанных книг и пример отца: Владимир Яковлевич не соблюдал церковных обрядов. Поэтому Воля отказывался посещать церковь под разными предлогами: то зубы ноют, то голова болит, то сапог ногу жмет. Лишь иногда, уступая матери, он неохотно шел в церковь. Но и в этих случаях Юлия Николаевна огорчалась.
  — Воля, как папа, лба не перекрестит. Безбожники! — говорила она со слезами на глазах.
  И ей казалось, что Воля уже не любит ее. Но это было не так. Он по-прежнему уважал мать, дорожил ее любовью, признавал ее авторитет и слушался, если это не противоречило его убеждениям.
  А когда случались размолвки, то Воля всегда старался утешить мать. Он ласково обнимал ее и, нежно поглаживая ее волнистые темные волосы, говорил:
  — Успокойся, мама! Не огорчайся! Ведь я так, так люблю тебя!..
  И он радовался, видя, как в ее увлажненных слезой глазах светилась ответная материнская любовь…»

10

Партийный билет В.В. Куйбышева

  В 1904 году шестнадцатилетним подростком Валериан вступил в омскую организацию Российской социал-демократической рабочей партии, примкнув к большевикам (РСДРП(б)). С появлением Куйбышева в Омской партийной организации заметно оживилась агитационно-пропагандистская работа Омского комитета РСДРП, испытывавшего перед этим острый недостаток в способных агитаторах и пропагандистах. Валериан же, несмотря на свою молодость, быстро завоевал авторитет среди партийных товарищей. Полюбили его, агитатора-массовика, и рабочие, в частности железнодорожного рабочего поселка, так называемого Атаманского хутора, близ вокзала, куда он нередко ходил. Своим признанным вожаком считала его и учащаяся молодежь, среди которой он имел обширные связи. Все видели в нем чуткого, политически развитого товарища.

11

 Аттестат В.В. Куйбышева об окончании Сибирского кадетского корпуса

  Учился Валериан отлично, но окончил кадетский корпус в 1905 году с трудом: по «закону божию» он отказался отвечать и вел со священником резкие споры. За это его хотели выпустить без отметки по «закону божию», что лишало права на поступление в высшее учебное заведение. И только потому, что по всем предметам у Куйбышева были отличные отметки, школьное начальство решило поставить удовлетворительный балл и по «закону божию».

12

 В.В. Куйбышев – студент Военно-медицинской академии г. Петербурга

  После окончания кадетского корпуса Валериан решительно заявил Владимиру Яковлевичу о том, что он не хочет быть офицером. Отец уступил, и Куйбышев был направлен не в военное училище, как это намечалось в семье, а в Военно-медицинскую академию в Петербург, куда он и был зачислен в августе этого же года. Приходилось одновременно и заниматься в академии, и добывать средства к существованию, и, кроме того, выполнять поручения Петербургской партийной организации.

13

С картины художника Стреблова
«Переноска оружия В.В. Куйбышевым в 1905 году»

  Из воспоминаний Е.В. Куйбышевой: «В Москве готовилось декабрьское вооруженное восстание. Петербургская партийная организация должна была помочь московской. Все члены партии включились в эту работу. Нужно было переслать в Москву оружие. Этой работой занялся и Валериан. Позже он рассказывал нам много случаев о перевозке оружия с Финляндского вокзала на нелегальный склад. Обвешанный бомбами и наганами, он казался пополневшим в своей студенческой шинели. Тяжелые чемоданы были тоже наполнены оружием. С этой поклажей он брал извозчика и ехал через весь город, рискуя попасть в лапы полиции. К нему на квартиру приходили товарищи за нелегальной литературой, хранившейся у него в комнате. Квартирная хозяйка хорошо относилась к своему молодому спокойному жильцу, и ей в голову не приходило, что он ведет большую революционную работу и что в ее квартире хранится запрещенная литература, а зачастую и чемодан с оружием или бомбами».
  Вскоре в Военно-медицинской академии произошла забастовка студентов, и Куйбышев, как один из наиболее активных ее участников, был исключен из числа обучающихся. С этого времени он становится профессиональным революционером. Начинается новый период в его жизни, полный борьбы и непрерывных гонений…

 Источники:

  1. Березов П.И. «Жизнь замечательных людей: Валериан Владимирович Куйбышев». - М., Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1958 г.: https://www.rulit.me/books/valerian-vladimirovich-kujbyshev-read-585082-1.html
  2. Бузурбаев Г.У. «В.В. Куйбышев в Сибири». – Новосибирск, Новосибирское областное государственное издательство, 1939 г.: http://books.omsklib.ru/Knigi/NEW/Busurbaev_Kuybyshev/index.html
  3. Куйбышева Е.В. «Валериан Владимирович Куйбышев 1888 – 1935. Из воспоминаний сестры». - М., ОГИЗ Государственное издательство политической литературы, 1938 г.: https://vk.com/doc458574168_509542325?hash=63ce8e0f0b098ebec7
  4. «О Валериане Куйбышеве: Воспоминания, очерки, статьи» / Сост.: М.И. Владимиров. – М., Политиздат, 1983 г.
  5. Материалы фондов МКУК «Музейный комплекс» г. Куйбышева.

Подбор материала - Павловская Н.С.,
лектор – экскурсовод

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Copyright (c) МКУК "Музейный комплекс" 2018 Все права защищены.
Designed by olwebdesign.com