voina pobeda pamiat

online zaiavka

Muzei mer

muz na ras

predmetnii razgovor

lekcii2

muzeinaia igroteka

baner vistavki

god pamiati

Koronavirus

gos katakog

versia slabovid

Январь, 2022
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мифологема Сибири в русской литературе

  24 апреля 2019г. в Музейном комплексе г. Куйбышева прошла открытая публичная лекция  «Мифологема  Сибири в русской литературе». Лектор –  О льховская Ю.И., кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии и методики обучения Куйбышевского филиала ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный педагогический университет». Мифологема… С этого определения и был начат разговор между аудиторией и лектором. Мифологема – это термин, который используется для обозначения мифологических сюжетов, сцен, образов, характеризующихся глобальностью, универсальностью и имеющих широкое распространение в культуре народов мира.

DSC03089

  К XIX столетию Сибирь была не только освоена Российской империей геополитически, но и усвоена русской культурой в качестве некоторого «концепта»: Сибирь с ее каторгами, пересыльными тюрьмами, принудительными поселениями и одновременно искателями счастья–переселенцами в национальномсознании мифологизировалась. Взгляд «извне» на пространство Сибири, исключающий наличие «другой» культуры, способствовал мифологизации образа Сибири – взгляд на осваиваемое пространство как на «чужое» породил два  мифа о Сибири: миф о первозданном рае, обетованной земле, дарующей несметные блага (субъекты этого мифа как крестьяне, обретшие плодородную землю, так и люди удачи, авантюристы), либо миф о мире смерти, гибельном пространстве (субъекты этого мифа – каторжане и те, кто не одержал победы при встрече с суровыми природными условиями).

  В высокой русской литературе (от Аввакума через декабристов, Пушкина к Некрасову, Достоевскому и Л. Толстому) возникает сложный синтез семантики образа Сибири: место смерти и неконструктивного социального пространства трактуется как пространство испытания, богоугодное место временной смерти ради последующего воскресения. Хронотопический образ Сибири в русской классической литературе представляет ее страной холода – зимы – ночи (луны), то есть смерти в мифологическом ее понимании. И хотя за Уралом три летних месяца по преимуществу стоит жара, в литературных пейзажах Сибири лето и солнце, как правило, игнорируются. Одновременно Сибирь – страна безлюдного и беспредельного  пространства… Речь, разумеется, не идет о сознательном и продуманном обращении деятелей русской культуры и, прежде всего, писателей к ритуально-мифологическому комплексу мотивов инициации.

  Продолжает осмысление Сибири как особого пространства, противопоставленного России, А. Н. Радищев. В «Путешествии из Петербурга в Москву» возникает взгляд на Сибирь как место ссылки. Однако сама Сибирь как неведомое экзотическое пространство всегда привлекала мыслителя: «С малолетства во мне жила страсть к дальним путешествиям; мне давно хотелось повидать Сибирь». Еще один хронотопический образ – образ Ермака появляется в поэтических строках А. Н. Радищева. С ним связано освоение Сибири в XVI в., расширение российского пространства.

  Другое представление хронотопа Сибири – как «богатого, просторного края» – получило развитие в  поэзии выдающегося ученого – энциклопедиста, поэта М.  В. Ломоносов.

  Хронотоп Сибири XVIII века как «богатого, вольного края», возникавший в ментальном представлении россиян, нашел отражение в творчестве  Д. И. Фонвизина.

  Богатый край, которым одически восхищались художники слова в XVIII в., оказался в действительности, в противовес утопическим образам, привлекательным и для нечистоплотных людей. В. Г. Распутин в книге «Сибирь, Сибирь…» указывает истоки формирования сибирского хронотопа – как «мертвой, бедной страны».

  Одним из первых классических писателей XIX в., изобразивших ментальный хронотоп Сибири как места ссылки, стал А. С. Грибоедов.

  В произведениях Н. В. Гоголя сибирское пространство как ментальный мир варьируется так же в семантической плоскости угроз. Сибирь определена как место значительно более страшное, чем тюрьма,  – каторга, которая лишает чинов и дворянства, место заточения.

  Сибирская тематика привлекала внимание декабристов – романтиков. Эстетика двоемирия находила отражение в поэтизации сибирского края. Одним из первых декабристов, изобразивших Сибирь как ментальный хронотоп, был К. Ф. Рылеев. В художественном мире К. Ф. Рылеева Сибирь связана с именем ее первооткрывателя, фольклоризированного образа богатыря  Ермака.

 Н. М. Ядринцев отмечал основные черты ментальности Сибири, отразившиеся в сознании отправлявшихся на каторгу: «Русские крепостные крестьяне думали, что люди в этой стране ходят под землею и работают в ледяном руднике, среди вечного мрака. Другие представляют ее всегда сплошною снежною пустынею, где местами только живут дикари и где царствует вечная полярная ночь. Некоторые уверены, что в этой стране нет солнца, иные воображают, что это один ссыльный город или рудник».

  Изображение хронотопа Сибири нашло свое отражение в творчестве  Н. А. Некрасова, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого …

DSC03090   DSC03093

DSC03097

 Вывод лектора был логичен: «В произведениях классиков «существенная взаимосвязь временных и пространственных отношений» («хронотопа») Сибири позволяет дополнить связь сибирского мифа с дихотомией  (раздвоенность, последовательное деление на две части) рая и ада, с духовным освоением Сибири как «земли воскресения». В обращении к роли пространства Сибири присутствует элемент фантастичности, сказочности, присущий народному мифологическому сознанию. В процессе освоения Сибири как «чужого» пространства происходит эволюционный процесс освоения как «своего», российского».

 Изложение материала было эмоциональным, доступным,  на «высокой ноте патриотизма». Мир Сибири  открылся по – новому. В голове что – то «перевернулось»?! Очень многое захотелось изменить и переосмыслить!  О заинтересованности слушателей свидетельствуют вопросы, которые часто возникали и обсуждение, которое мы вели после лекции и уходя домой. Лектор Ольховская Юлия Ивановна, включая всех слушателей в активный познавательный процесс, создавала комфортную рабочую атмосферу. Такое педагогическое сотрудничество с КФ НГПУ – это уникальный опыт, позволяющий на практике освоить новые формы организации работы с посетителями в музее, это возможность получить огромный заряд энергии и вдохновения на долгое – долгое время!

Сибирь! Сибирь!
Цветущая, родная,
Я вырос на твоих глазах,
Луга зелёные,
поля без края
И пенье птиц
в берёзовых ветвях —
Всё близко сердцу,
Я забыть не в силах
Чарующей красы твоей.
Сибирь! Сибирь!
Меня ты окрылила,
Любовь навек
зажгла в груди моей!
                               Кобец Николай

И.Н.Гайер,
начальник научно – просветительного отдела

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Copyright (c) МКУК "Музейный комплекс" 2018 Все права защищены.
Designed by olwebdesign.com